Свежие комментарии

  • ольга волкова
    Да плевали они на людей,мы для них быдло,за счет которого можно прекрасно жить без правил законов и человеческих норм.Чиновникам хамить...
  • Sergey Я
    Да не будет этого ни ко гда!...холоп, он незащитного рода.Чиновникам хамить...
  • Семенков Александр
    Ненавижу эту власть. Мы сами её взрастили. А Хинштейн, - обычный чиновник-приспособленец. Говорит красиво (это единст...Чиновникам хамить...

О том, как «Новая газета» извратила слова нового министра образования

 

Ученый — о развернутой кампании против нового министра образования и об уровне аргументации протестующих.
 
 
 
In article 22c78d73c2

Так получилось, что с Ольгой Васильевой я никогда не пересекался — а потому никаких предположений о том, каким она окажется министром образования и науки, строить не могу. Хотя, не скрою, мне импонирует, что министром стал, во-первых, доктор исторических наук, трудолюбиво работавший с архивными документами, и, во-вторых, человек с долгим опытом работы в академическом институте.

Если в итоге минобрнауки хоть немного уйдет от всех этих наукометрических показателей — уже будет хорошо. Но я о другом.

В связи с назначением Васильевой «Новая газета» сделала подборку «крамольных» (с точки зрения псевдолиберальной тусовки) высказываний нового министра.

Среди них оказалось следующее: «Если ты нашел что-то (в историческом архиве. — ред.) и у тебя в зобу дыханье сперло, отложи в сторону, потому что все, что ты нашел, требует объяснения. Иначе урон можно нанести колоссальный».

Чтобы «коллективная Ахеджакова» знала, что ей думать об этом высказывании, редакция «Новой газеты» сопроводила текст пояснением: это «о том, что историческая правда не всегда может быть во благо».

Естественно, по Сети немедленно разнеслось: новый министр образования и науки призывает скрывать найденную в архивах ИСТОРИЧЕСКУЮ ПРАВДУ.

Однако давайте узнаем, что в действительности имела в виду Васильева. Цитирую: «Есть и еще один важный момент, который стоит иметь в виду. Архивные документы составлялись государственными структурами. Поэтому многие из них писались в определенном ключе. И какие-то документы носят явно субъективный характер. Чтобы проанализировать любое личное дело, исследователю надо хорошо знать всю историю появления этого документа и представлять события, в которых этот герой участвовал, чтобы, увидев какой-либо „жареный“ факт, правильно его переосмыслить, не пустить его в СМИ, где о нем все будут толковать превратно. Если не можешь проанализировать факт, пусть очень едкий, в контексте событий — отложи его на время».

Увидеть в данном высказывании призыв скрывать ПРАВДУ может лишь человек, не имеющий абсолютно никакого представления о работе историка и о критике источников.

Да, действительно, иногда в архиве обнаруживается документ, прямо противоречащий нашим представлениям о прошлом. Пропагандист этот документ немедленно опубликует на первой полосе: «СЕНСАЦИОННАЯ НАХОДКА! ОПРОВЕРЖЕНИЕ МНОГОЛЕТНЕЙ ЛЖИ!».

А вот профессиональный историк, обнаружив подобное, займется анализом: что это за документ, кем и при каких обстоятельствах создан, подтвержается ли содержащаяся в нем информация независимыми источниками. В этом и состоит работа историка, о чем Васильева знает, а сотрудники «Новой газеты», разумеется, нет.

Ну и в завершении — конкретный пример того, как не надо делать. Эту статью я написал много лет назад, но она именно о том, о чем писала Васильева: «Если не можешь проанализировать факт, пусть очень едкий, в контексте событий — отложи его на время».

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх