Свежие комментарии

  • Владимир Сабакарь
    И ещё баба то, У которой поди тоже дети есть...."Не так встала": ...
  • Семенков Александр
    Индюк на букву П"Не так встала": ...
  • Владимир Сабакарь
    Ты ( смелый) хам такой почему? Потому что совесть потерял, или на крутых жыпах ездишь? Фамилия у тебя говорящая... ..."Не так встала": ...

Хакамада: Двуглавый орел превращается во флюгер, послушный восточному ветру

ИРИНА ХАКАМАДА ОБ АЗИАТСКОЙ МЕЧТЕ РОССИИ

Хакамада: Двуглавый орел превращается во флюгер, послушный восточному ветру
Двуглавый орел превращается во флюгер, послушный восточному ветру. И напрасно, считает Ирина Хакамада.

Только одна голова российского герба смотрит на Восток. В нынешней государственной повестке экономического сотрудничества исламские государства достигают верхних строчек. Естественно, после присоединения Крыма Запад наточил ножи, и уже не видно конца и края наездам по всем направлениям – от высылки дипломатов до санкций и войны в массмедиа. В итоге наша «западная» голова готова присоединиться к «восточной», но даже думать об этом страшно – как бы не свернуть-таки орлу шею. В поиске компромисса Кремль, мне кажется, пытается развернуть голову в сторону Азии помягче, не ломая птице позвонки. Причем этот процесс начался не только у нас – но даже в Европе, где втайне давно мечтали построить «общество глины». Сейчас объясню.

Мой японский брат (сын моего отца от первой японской жены), профессор Токийского университета Сигэки Хакамада не устает повторять, чем российское общество отличается и от европейского, и от азиатского. Европейское государство он называет «обществом кирпичей», где под кирпичами подразумеваются права человека, из которых оно строилось.

В Азии – «общество глины». Суть в том, что все конструкции, государственные институты в нем переплетены друг с другом настолько тесно, что переходы вообще незаметны. В результате политическая система непрестанно, но незаметно меняет форму в соответствии с мировыми и национальными трендами, оставаясь устойчивой. В России же – «общество песка». Чтобы государство держало форму и не осыпалось под воздействием среды, необходимы разные подпорки. Например, идеология, внешний враг, церковь и т. д.

Мне кажется, мой брат очень точно описал образ­ы политических режимов. И мечта Москвы пойти по азиатскому пути развития понятна. Нам так хочется переплести все: советскую вертикаль, дух царской империи, государственный капитализм, идеологию особого пути, православие – и добавить чуть-чуть европейской демократии. Да так, чтобы меняться, ничего не меняя, и двигаться, стоя на месте. И вот уже вторая голова орла разворачивается к Азии. Благо под боком Китай. Южная Корея с нынешней Олимпиадой. Сингапур мы сами вечно ставим себе в пример. А Япония вообще стала страной 2017 года в ­России.

Главный вопрос: получится этот разворот или нет? Ведь мы не просто выстраиваем экономическое или военное сотрудничество, как с Ближним Востоком, но и хотим стать «глиной» собственного замеса на азиатский манер.

Азиаты мы? Мой ответ – нет. А если и да, то мерцающие отдаленным светом монгольского ига. Мы представляем «пшеничную», а не «рисовую» нацию. Национальный архетип взращен крестьянством, собирающим один урожай в году и зимой уходящим в спячку. Большевизмом­, которы­й, в отличие от буддизма, даосизма и конфуцианства, не воспитывает уважение к заработанному богатству. В нашем поведении нет традиции бесконечного развития маленькими шагами и замены эмоций практическими установками. Нам все или ничего. Жизнь – или великая трагедия, или великая победа, или страдания маленького человека, претендующие опять-таки на великую трагедию.

Хакамада: Двуглавый орел превращается во флюгер, послушный восточному ветру

В чем суть азиатского чуда? (Северная Корея – исключение, причем настолько необаятельное, мягко говоря, что примером для нашей элиты не является, в том числе и по экономическим причинам.) Суть в том, чтобы освободить отдельного человека от душевных страданий и дать возможность заработать без опоры на государство. Наша же идеологическая традиция стремится растворить человека в массах, уже вместе дающих отпор тому, кто ввергает нас в бесконечное страдание. Главный герой наших мифов не мудрец или работяга, а герой, поражающий дракона. Поэтому мы ближе к европейцам, только строим здание не из кирпичей, а в лучшем случае из булыжников разного калибра, какие только подвернутся под руку. Сооружение получается устрашающее, с виду не очень ладное, но вроде крепенькое. А потом вдруг – раз! – и рухнет: слишком разные булыжники, не обточенные десятилетиями кропотливой обработки.

Мы очаровываемся Азией и разочаровываемся. Например, объявляем Китай главным стратегическим союзником и даже делимся территориями, но в конечном счете сталкиваемся с небывалым давлением, очень далеким от проявления дружеских чувств. Конфуций учил свой народ выигрывать всегда. Поэтому на первом месте – только выгода для каждого китайца и великой Поднебесной. Коммунистическая держава, выращивая все цветы в своем саду, успешно ведет бизнес со всем миром, не порождая врагов и жестко преследуя свои интересы. Мы не такие. Нас, «пшеничных», качает из крайности в крайность. Мы все больше становимся похожи на нелюбимую Америку – в поведении, не в экономике. Нет, мы не азиаты. Я обожаю азиатский мир и философию, но прекрасно понимаю, что мы с разных планет. Половина японской крови помогает мне это понять особенно ясно.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх