Свежие комментарии

  • Ирина
    Антисоветизм всегда равно русофобия , все враги коммунистов на Западе ,в Европе ,на территории СССР ,включая русских ...Олигарх Малофеев ...
  • Pciha Ivanova
    Таковы путинские чиновники!Российский военны...
  • Саша Туманова
    Не одному ему ,походу делился ...Российский военны...

Власти еще долго придется расплачиваться на выборах за пенсионную реформу

 

Хотя протестная активность прошла свой пик, считают эксперты КГИ
 
 Власти еще долго придется расплачиваться на выборах за пенсионную реформу
Андрей Гордеев / Ведомости

Протестная активность лета – осени 2018 г., связанная с пенсионной реформой, прошла свой пик и будет сокращаться, но ее последствия еще долго будут сказываться на отношении людей к власти – и выскажут они его на выборах. Об этом говорится в рейтинге социально-экономической и политической напряженности в регионах Комитета гражданских инициатив (КГИ).

Пенсионная реформа повлияла на политическую ситуацию по всей стране, хотя люди в разных регионах реагировали на нее по-разному. Наиболее острой была реакция жителей регионов европейской части России, где высока доля людей пенсионного и предпенсионного возраста, а также в Сибири, на Дальнем Востоке и Северном Кавказе, где высока доля населения с доходами ниже прожиточного минимума. Если в регионе сочетаются обе проблемы, то возникают зоны повышенного риска (Нечерноземный центр, Поволжье, южные регионы Сибири и Зауралья).

Пенсионная реформа – долгоиграющий фактор, она не привела к взрывным протестам, но власти недооценивают ее влияние на будущие выборы, говорит один из авторов исследования, политолог Николай Петров: «Реформа установила новую рамку взаимоотношений граждан и власти, больше таких выборов, когда за назначенца президента голосует большинство, не будет: народ не готов оказывать кредит доверия власти, потому что она его сильно разочаровала».

Люди не забудут пенсионную реформу, а добавляющийся к ней негатив будет травмировать их и дальше, и любые поводы – например, конфликт элит и недовольство губернатором – будут отражаться на выборах, что и происходило в этом году, продолжает он: это угроза для Кремля. «Люди вынесли урок, что власти на выборах можно «показать фигу в кармане», – считает Петров. К протесту постоянно будут присоединяться новые когорты людей, которые будут понимать, что реформа отняла у них деньги, согласен с выводами авторов доклада политолог Григорий Голосов: «А поскольку на выборах каждый активно недовольный ведет за собой десяток людей, которые прислушиваются к его мнению, то последствия будут серьезными».

В первом полугодии 2018 г. протестная активность была снижена из-за президентских выборов и чемпионата мира по футболу, когда власти старались поддерживать положительный информационный фон и запрещать протестные акции. Однако за это время выросло число акций против сокращения социальных гарантий. Спокойная социально-экономическая ситуация в регионах с ростом давления федеральной власти вступила в противоречие с быстроменяющейся внешней средой и новыми вызовами, пишут эксперты КГИ. Центр продолжил усиливать давление на местные элиты, пытаясь снять напряжение в регионах, — но такая реакция краткосрочная и не позволяет политической системе эффективно реагировать на вызовы. Это и проявилось в результатах сентябрьских выборов: четверо губернаторов (Владимирская область, Хабаровский и Приморский края, Хакасия) не смогли избраться, а в пяти регионах (Хакасия, Забайкальский край, Владимирская, Иркутская, Ульяновская области) «Единая Россия» по партийным спискам на выборах в законодательные органы или уступила, или получила результат меньше 30%.

Следующие выборы тоже будут в проблемных регионах – Санкт-Петербург, Ленинградская и Архангельская области, три дальневосточных региона, рассуждает Петров: «Пока Кремль не делает из выборов политических выводов, а, скорее, усовершенствует старую модель, которая уже неэффективна».

Эксперты КГИ выделили три риска – политическая и экономическая ситуация, а также протестная активность. В первом полугодии первые два риска совпали в Удмуртии, Ненецком автономном округе, Дагестане, Москве и Санкт-Петербурге.

Регионы, где власть проиграла в сентябре, не относились к регионам с высокими рисками. По мнению Петрова, для власти из этого следует скорее пессимистический вывод – если бы в этих регионах ситуация была хуже, чем в других, то можно было бы объяснить, почему там такие результаты: «Но регионы были средними. Поэтому такой результат на выборах может быть повсеместным». Его не было на выборах в других местах не потому что там все хорошо, а потому что не было других факторов, например давления на региональные элиты – а этот фактор властями недооценен. В регионах, где власть проиграла выборы, последние два года были аресты и конфликты, соответственно, к региональным элитам подрывается доверие, заключает Петров.

Протестная активность зависит не столько от ее рядовых участников, сколько от эффективности организаторов акций, считает Голосов: «Протесты редко бывают спонтанными, если они бывают такими, то сходят на нет. А чтобы поддерживать устойчивую протестную активность, нужна организация, которой в России нет». Избиратели поддерживали власть до последнего времени, говорит он, но если возникает серьезный фактор недовольства, такой как пенсионная реформа, то система меняется: «Люди приходят на выборы, а голосуют «неправильно».

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх