Свежие комментарии

  • Елена Марченко
    Интересно-в какой-такой "тайной " еврейской организации находится этот еврей? У них все организации одного типа-масо...Не масоны и не та...
  • ВЛАДИМИР ЛАПИН
    .....соловей, соловей пташечка, канареечка, жалобно поёт......, можно ещё добавить - тихо шифером шурша, крыша съехал...Не масоны и не та...
  • Ольга Соколова
    Какая безнаказанность!Счетная палата: в...

Иван Мельников: "Предела своей жестокости он достиг во время допросов молодогвардейцев..."

Иван Мельников: "Предела своей жестокости он достиг во время допросов молодогвардейцев..." Молодая гвардия, Предательство, Длиннопост

Предатель И. Мельников на судебном заседании. Фото 1965-1966 гг.

Для расправы над подпольщиками была привлечена свора извергов и садистов численностью более 70 человек, которые верой и правдой служили "новому порядку". Среди них были: Авсецин, Бауткин, Давиденко, Дидык, Изварин, Кубышкин, Лукьянов, Марченко, Новиков, Плохих, Себастьянов, Тукалов, Черенков, Шкуркин, Мельников и другие.

 

Последний родился в 1912 г. в станице Чертковской Войска Донского (ныне территория Морозовского района Ростовской области). Перед войной Мельников проживал в Краснодоне Ворошиловградской (ныне Луганской) области. Работал крепильщиком на шахте № 2-4, был женат, имел двоих детей. Когда над городом нависла угроза оккупации, он эвакуируется. Но, в районе города Гуково немцы отрезали путь для отхода и многие беженцы вернулись домой. Вернулся и Мельников. В отличие от других, он не мучился сомнениями. Полагая, что дни Красной Армии сочтены, он, по рекомендации инженера Черникова, назначенного бургомистром Краснодона, идет работать на "новых хозяев". "Я пошел в полицию добровольно, - показал он во время следствия. - Меня никто не принуждал. Нас было 20-25 полицаев. На что я надеялся, и сам не знаю. Немцы пришли в Краснодон, и дней через пять я пришел в полицию.

С августа месяца я стал активно работать в полиции".

 

Со временем расширяется круг его "полномочий". Мельников принимает участие в обысках на квартирах краснодонцев, помогает изымать имущество заложников, конвоирует их на принудительные работы, патрулирует в городе и принимает участие в арестах коммунистов. 14 декабря 1965 г. на судебном заседании Мельников говорил: "Я принимал участие в аресте коммунистов, а кого - не помню, но такие случаи были".

 

После казни коммунистов-шахтеров в городском парке в сентябре 1942 г., Мельникова назначают камерным надзирателем. О зверском обращении с узниками, содержащимися в полиции, свидетельствовал местный житель Краснодона З.П. Петрухин, который находился в камере вместе с бывшим заведующим районного земельного отдела Л.Г. Морозом: "Его на допросах полицаи Мельников и Лукьянов жестоко избивали. После побоев арестованный не мог ни сидеть, ни лежать". В январе 1943 г. Мельников участвует в арестах мологвардейцев Бориса Главана, Леонида Дадышева, Василия Пирожка. 27 января оккупанты ворвались в квартиру Тюлениных. Был среди этих бандитов и Мельников. По словам Василия (брата Сергея): "Отец предложил карателям деньги и просил не арестовывать раненного сына. Но полицаи не только схватили Сергея, но и забрали часть вещей, хлеб, корову и даже сено".

 

Вот сцена чудовищной расправы карателей над Тюлениным. В конце января 1943 г. Соликовский и Захаров привели на очередной допрос Сергея. По свидетельству бывшего следователя полиции Черенкова, "он был изуродован до неузнаваемости, лицо покрыто синяками и распухло, из открытых ран сочилась кровь. Тут же вошли три немца и вслед за ними явился переводчик Бургардт. Один немец спросил Соликовского, что это за человек, которого так избили. Тот объяснил. Немец, как разъяренный тигр, ударом кулака сбил Сергея с ног и кованными немецкими сапогами стал терзать его тело. Он со страшной силой наносил ему удары в живот, спину, лицо, топтал и рвал на куски его одежду вместе с телом. Вначале этой страшной экзекуции Тюленин подавал признаки жизни, но вскоре он умолк и его замертво выволокли из кабинета. При этом ужасном побоище беззащитного юноши присутствовал Усачев, Мельников и другие".

 

Бесстрашие и необыкновенная выдержка Тюленина бесили не только полицаев. Бывший начальник краснодонского жандармского поста Отто Шен на следствии признал, что "Тюленин держал себя на допросе с достоинством, и мы удивлялись, как могла у еще молодого человека выработаться такая крепкая воля. По-видимому, презрение к смерти породило в нем твердость характера. Во время пыток он не проронил ни слова о пощаде и не выдал никого из молодогвардейцев".

 

Говорили, что перед похоронами, тело Тюленина отпаривали в бане около 50 часов, чтобы привести в божеский вид.

 

Кроме вышесказанного, мучения подпольщиков усиливались еще и голодом. "На всех арестованных, - свидетельствует Шен, - я не затратил ни одного килограмма хлеба, не говоря уже о других продуктах питания, хотя они у нас содержались по 10-12 суток. Им не давали вволю воды".

 

Говорили еще, что предела своей жестокости Мельников достиг во время допросов молодогвардейцев. Он сопровождал узников на допросы, избивал их плетью с металлическим наконечником, подвешивал к потолку, выкалывал им глаза раскаленной иглой. В январе 1943 г. по распоряжению Венера и Шена были казнены две группы молодогвардейцев (более 40 человек). К расправе над ними причастен и Мельников. Свидетель Н.Н. Коростылев (брат Елены Николаевны Кошевой) во время следствия заявил: "Молодогвардейцев прикладами заталкивали в машину, а там вязали им руки полицаи, среди них был и Мельников". Другой свидетель Черников вспоминал: "Через окно в камере я увидел, что во дворе около входа стояла грузовая автомашина и в нее сажали арестованных. Их охраняли полицаи, среди которых я видел Мельникова". Факты неоспоримая вещь. Подонок Мельников это признал: "При вывозе первой группы арестованных молодогвардейцев на расстрел я связывал им руки веревкой, сажал в автомашину, конвоировал к шурфу шахты № 5, где охранял от возможного побега во время их расстрела". Как показывают материалы следствия, Мельников участвовал и в казни второй группы подпольщиков. Он также усаживал их в сани по 5-7 человек, связывал им руки телефонным кабелем, охранял их на месте расстрела и затем сбрасывал трупы в шурф.

 

Что же было потом? Спасаясь от правосудия, Мельников бежит с группой предателей в Ворошиловский район ныне Луганской области и в составе немецких карательных команд участвует в облавах с целью задержания красноармейцев, попавших в окружение при прорыве вражеской обороны в направлении Дебальцево и охраняет концлагеря. В августе 1943 г. поступает на службу в немецкую армию. По свидетельству бывшего полицая И.П. Нечая, Мельников служил в одном из подразделений 304-й пехотной дивизии и осенью 1944 г. был пленен советскими воинами на территории Молдавии. Предатель скрыл от советских органов, что служил в немецкой полиции и принимал активное участие в арестах и массовых расстрелах подпольщиков и красноармейцев. Чудны дела твои, Господи, но он был призван в ряды Советской Армии и зачислен в 596-й стрелковый полк пулеметчиком. Ему присвоили звание ефрейтора. Будучи на фронте, Мельников 18 апреля 1945 г. переносит осколочное ранение черепа, награждается медалью "За отвагу". Демобилизовался в ноябре 1945 г.

 

После Великой Отечественной войны каратель поселился в селе Три Криницы Велико-Михайловского района Одесской области и работал в колхозе имени Ленина бригадиром. Арестован был 14 мая 1965 г. Почти полгода длилось следствие. Мельников был обвинен по 56 статье (часть первая) УК Украинской ССР и предан суду. 14-16 декабря 1965 г. уголовное дело по обвинению И.И. Мельникова заслушано на открытом судебном заседании во Дворце культуры имени "Молодой гвардии" в Краснодоне. Подсудимый признал себя виновным. Вот его последние слова перед собравшимися краснодонцами: "Я виноват, что после войны не вернулся в Краснодон. Я виноват, что изменил Родине. Побоялся ехать в Краснодон. Детей своих я не кормил. Я им не отец. Я их не видел. Я все время жил, как заяц, боялся возмездия".

 

Судебный процесс вызвал большой интерес у общественности бывшего СССР. Из разных городов и сел всей страны шли телеграммы с одним требованием - вынести подсудимому высшую меру наказания. Руководствуясь статьями 323 и 324 УК Украинской ССР, Луганский областной суд приговорил Мельникова к расстрелу с конфискацией личного имущества и лишил его правительственных наград. Однако подсудимый обжаловал решение облсуда в Верховном Суде УССР. В своей жалобе он писал: "Я был и есть неграмотный, темный человек, ибо если бы я был немного развит и обогащен политически, то я на этот гнусный поступок не пошел бы".

 

Судебная Коллегия по уголовным делам Верховного суда Украинской ССР под председательством А.В. Ледниковой 18 января 1966 г. рассмотрела кассационную жалобу Мельникова на приговор облсуда и оставила просьбу без удовлетворения, а приговор - без изменения. Тогда подсудимый и его адвокат С.М. Клигман обращаются с просьбой о помиловании в Президиум Верховного Совета Украинской ССР. Однако и на сей раз ходатайство осужденного было отклонено. 5 апреля 1966 г. начальник учетно-архивного отдела Комитета госбезопасности при Совете Министров УССР подполковник Н. Гурьянов сообщил Луганскому областному суду о том, что приговор от 16 декабря 1965 г. в отношении И.И. Мельникова приведен в исполнение 4 апреля 1966 г. в городе Киеве.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх