Реконструкция невозможного. Как в России вернут крепостное право

Фантазия о том, как отреагирует общество на возвращение знаковой формы феодальной зависимости

 

Крепостное право в России вернут буднично. Скорее всего в пятницу. В пятницу удобнее всего: впереди выходные, комментировать не надо, а потом все всё забудут. Они так всегда и делают.

Сначала все подумают, что это шутка. Ну не может же на самом деле страна в двадцать первом веке возвращать «белое рабство». Да и источник будет сомнительный. Ровно в полночь на сайте газеты «Известия» появится эксклюзив со ссылкой на инсайдера в администрации президента.

Который как бы в шутку расскажет, что уже в следующем году, с 1 июля в России будет введено крепостное право.

В Фейсбуке начнется конкурс истерики и остроумия. Все будут шутить, что едут уже в Шереметьево, но никто на самом деле не поедет. Алексей Навальный от волнения в Твиттере забудет, что из-за условий домашнего ареста ему надо писать в женском роде. Егор Жгун успеет нарисовать актуальную карикатуру и соберет рекордные десять тысяч ретвитов.

Несколько часов традиционный кремлевский пул популярных блогеров будет выжидать, не зная пока, какую повестку отрабатывать. И только Кристина Потупчик напишет в три часа ночи в Твиттере: «Слушайте, хипстеры, если это не постирония, то что тогда вообще?». Кому-то это даже покажется забавным. 

Наутро в онлайн-версии «Комсомольской правды» выйдет колонка Ульяны Скойбеды о том, что лучше пахать на своего барина, чем на заморского мистера. Заканчиваться она будет словами: «Бабушка моей бабушки могла. И я смогу». Одновременно Эдуард Лимонов напишет пламенный пост в своем Живом Журнале. С тремя восклицательными знаками в заголовке: «Назад – к земле!!!»

Кремлевские блогеры, получив тем временем инструкции из администрации президента, начнут высмеивать «креаклов» и «национал-предателей» за их нежелание работать. Все бы им мол в айфоны тыкать, а от сохи совсем оторвались. В российском Твиттере будет выведен на первом место хештег хочуВкрестьяне. В ютьюбе появятся дорогостоящие ролики о том, что только так мы сможем дать ответ зарвавшемуся Западу. Все страницы с демотиваторами завалят низкосортным юмором по этой теме.

Первый канал в специальном выпуске программы Елены Малышевой будет рассказывать о лечебных свойствах работы на огороде. «Полчаса с тяпкой заменяют два часа интенсивных кардиотренеровок в спортзале», – объяснит модный врач. LifeNews покажет стихийный пикет у Дома правительства. Неизвестные молодые люди с отпечатанными в типографии плакатами обольют бензином свои мобильные телефоны и переобуются в лапти. «Хотим быть крестьянами», – заявят они журналистам. Никому не известный американский ультралевый эксперт на телеканале Russia Today горячо поддержит идею: Serfdom’s Anyway Better Than Corporate Slavery (англ. «Крепостное право в любом случае лучше, чем корпоративное рабство).

Дмитрий Песков откажется комментировать. И только к обеду появится комментарий Натальи Тимаковой газете «Коммерсантъ», где она объяснит, что действительно такая инициатива готовится, но речь идет не о крепостном праве, а о так называемых подшефных общественных работах. К офицерам ГРУ, ФСБ, МВД и некоторых других силовых ведомств в зависимости от звания будут территориально прикрепляться местные жители для проведения общественных работ на земельных участках силовиков.

Чуть позже выдадут свой инсайд и «Ведомости». По словам их источника в Кремле, либеральному крылу в правительстве удалось пробить возможность раз в пять лет переходить от одного владельца к другому. «Фуф, а вы паниковали», – начнут писать прокремлевские блогеры.

А потом будут выходные. И будет понедельник. И какой-нибудь депутат предложить запретить трусы как символ «культурной экспансии Запада». И все начнут обсуждать трусы. И шутить про них. И забудут про крепостное право. Которое, конечно, введут.

Источник ➝

Кто не хочет рожать солдат, будет рожать рабов

Удивительно, какие поводы могут всколыхнуть «прогрессивную общественность» на массовые сетевые протесты. За какие веточки готовы цепляться люди, чтобы поднять шум. Но, чуть поразмыслив, уже не удивляешься – все на самом деле предсказуемо до зубной боли.

Некий блогер Бигильдин выдал возмущенный пост про то, как в его детском саду вывесили плакат с «окровавленными детьми», изображающими солдат Советской армии, и родителей уговаривали на детскую фотосессию в подобном стиле. Грохот поднялся такой, будто воспитанников детсада на войну отправляют.

Подключились даже федеральные каналы. На одном из них журналистка трясла этим календарем, переворачивая листы с видимым отвращением. Держала его, «как бомбу, как ежа, как бритву обоюдоострую...». Нашли и заказчика календаря (провайдер «Мастерхост»), потребовали ответа.

Руководитель отдела маркетинга компании комментировала с явным смущением, будто оправдывалась за своего руководителя, допустившего досадный промах. Потом журналистка смачно вспоминала о погибших и замученных на войне детях-героях, явно проводя параллель с их судьбой и мальчиками на фото. Государственный канал, между прочим. В департаменте образования Москвы мгновенно и так же испуганно открестились – мы ни при чем, «он сам ко мне пришел».

Что же так возмутило публику и напугало чиновников? Только давайте честно, перед собой честно. Примем к сведению не то, что говорят, а то, что на самом деле. В глубинном пласте отрицания.

Образ Победы. Образ победившего в страшной войне солдата. Именно он бесит. И с художественной точки зрения, и с профессиональной, те немногие фото, что попали в общий доступ – великолепны. Мальчишки, что «играли» для снимков – сделали это гениально. Они не войнушку изобразили. Они вошли в роль.

Ой, малышам ломают психику! Да перестаньте. В моем детстве, когда не было споров, надо ли защищать Ленинград, а за шутку «пили бы «баварское» могли просто набить морду, так вот тогда за право сняться в таком календаре мальчишки бы просто дрались. В пионерском лагере, помню, на конкурсе наш отряд под «Бухенвальдский набат» ставил сценку.На снимках настоящие воины перед лицом смертельной опасности, готовые стоять насмерть, но победить. Пацаны это почувствовали. Правильные пацаны. Наши. Мужики, хоть и маленькие. И это пробирает до печенок. А некоторых – пугает до чертиков. Они не хотят, чтобы наши мальчишки могли так смотреть. Потому что тогда они проиграли.

Были там и окровавленные бинты, и прочие вещи, от которых нынешних «возмущенных родителей» просто разорвало бы. Никому это психику не повредило. Зато нравственные ориентиры «хорошо-плохо» не были расшатанными. И не возникало вопросов – а надо ли было?

«Не хочу солдат рожать!» – стонала одна кликуша. Не хочешь рожать солдат – будешь рожать рабов. Или есть планы, случись что, на другую сторону переметнуться? Так там тоже солдаты нужны.

В одной из дискуссий человек с пылом восклицал – а календарь с детьми у станков слабо было сделать? Ну, во-первых, вопрос надо адресовать самому вопрошающему. Если вы считаете, что это нужно сделать, что вас останавливает?

А во-вторых, и это гораздо важнее, налицо примитивная и одновременно подленькая манипуляция. Вопрошающий легким шулерским мановением руки противопоставляет тех, кто воевал, с теми, кто ковал победу в тылу. Следите за руками. Вы заказали плакат с детьми-воинами, но не заказали с детьми у станков, значит, вы не уважаете детей у станков. Вы говорите: да нет, я уважаю – и вы уже оправдываетесь. До того примитивно, что часто работает. А главное, возникает ощущение, что эти люди – воевавшие и работавшие – по разные стороны баррикад. Что манипулятору и требовалось.

Ровно по такому же методу работали манипуляторы, запуская проект «Бессмертный барак». Ведь запустили его не просто так. Его запустили в противовес «Бессмертному полку». У вас «полк», а у нас будет «барак», который против «полка». Чувствуете вектор мысли? Те, кто в «бараке», против тех, кто в «полку». Вот только гложет меня ощущение, что если бы те, кто сгинул в реальных бараках ГУЛАГа, узнали, что эти манипуляторы подстроили так, чтобы их считали противниками тех, кто костьми ложился на поле боя против захватчиков, они бы их своими собственными лагерными руками передушили.

Из той же оперы предложения «поскорбеть» в День Победы. Опять вроде как хитро, а на самом деле тупо в лоб, попытка подменить понятия и противопоставить победителей и жертв войны, а заодно подсадить в мозг «жучка», который будет разъедать – об этой Победе нужно скорбеть. Нет уж, дорогуши, скорбим мы о своих павших. А Победу мы праздновали и будем праздновать. Со слезами на глазах, но праздновать.

И чем ближе День Победы, тем таких манипуляций будет больше и больше. «Им» и этот день, и то, что он нас объединяет, страшнее коронавируса. Крепитесь, будут бить все сильнее. Надо держать удар.

А возвращаясь к календарю, хочу сказать вот что. Календарь вышел «подарочным» тиражом 500 экземпляров. Для своих, одним словом. Но если в «Мастерхосте» не дураки сидят, им сейчас самое время увеличить тираж раз эдак в сто. Разойдется влет. Я бы взял.

Популярное в

))}
Loading...
наверх