Свежие комментарии

  • николай лебедев1 марта, 10:05
    CCCР был не похож на Германию, по Вашему, однако Германия напала на СССР, спрашивается почему? Сейчас Россия очень по...Константин Сёмин ...
  • Sergey Ivanov1 марта, 7:46
    Вот точный и ясный анализ исторической ситуации! Добавить можно только немного: Не задумывались ли вы, господа идиот...Константин Сёмин ...
  • Villi sherbak1 марта, 6:11
    Семин это как ему кажется, новый Че Гевара, правда в отличии от Че болтун, а не человек действия. Одним словом балабол.Константин Сёмин ...

Это вам не про Техас, по ТВ не покажут. В Сибири замерзает село. Большой России нет до этого дела

«Они просто отключили нас»

В Сибири замерзает село. Большой России нет до этого дела. Специальный репортаж

 

Село Знаменское находится на севере Омской области, в январе температура воздуха здесь часто опускается до минус 40. Накануне Нового года в Знаменском отключили отопление. Людям сказали, что газа больше нет и не будет — истощено ближайшее месторождение. Чтобы как-то согреться, раздали электрические конвекторы. Некоторые жители за свой счет установили электрокотлы. Однако оказалось, что пенсии едва ли покрывают оплату счетов за электроэнергию, а конвекторы ломаются спустя пару дней работы. Впрочем, до этого нет никакого дела «большой России». Корреспонденты «Новой» съездили в Знаменское и увидели, как люди спасают сами себя в аварийной ситуации.

Видео: Виктория Одиссонова, монтаж: Александр Лавренов / «Новая газета»

«Про нас уже забыли»

Это вам не про Техас, по ТВ не покажут. В Сибири замерзает село. Большой России нет до этого делаЗнаменское. Фото: Виктория Одиссонова / «Новая газета»

Первые признаки нехватки газа на севере Омской области стали появляться еще два года назад: скважина на Тевризском газовом месторождении автоматически останавливала подачу газа при растущем в морозы потреблении, но тогда газ все же возвращали. Прошлой зимой от отопления отключали частные дома сразу в трех северных районах — Знаменском, Тарском и Тевризском.

Тогда же режим ЧС был введен в соседнем с селом Знаменское городе Тара, втором по величине городе Омской области — там отключили почти 200 частных домов. А в октябре прошлого года директор «Тевризнефтегаза» Александр Панкратов сообщил, что в новый отопительный сезон компания уходит только с одной скважиной, вторая может работать только летом: «Для нужд приготовления пищи подача газа будет обеспечена, на отопительные нужды не хватит». Сообщалось, что одну из скважин пытались отремонтировать, но это ни к чему не привело.

Из-за сильнейших морозов потребление газа только продолжало стремительно расти, и в результате в скважине упало давление. За день до Нового года газовое отопление отключили в 28 многоквартирных домах Знаменки. Но возвращать его, как раньше, местные власти не будут — жители говорят, что получают только один ответ от администрации: «Газ закончился». 

Зоя, уставшая женщина с добрыми глазами, сидит на кухне, закутавшись в теплый халат. Трет ладони — от холода и от волнения одновременно. Ее муж недавно перенес инсульт, и одна сторона тела у него работает довольно плохо. Но женщина не может ходить без его помощи — получается, если только найти какую-то опору. Зоя почти весь день сидит и не выходит на улицу, у нее инвалидность, заболевание — элефантиаз ног.

— Мы дома днем и ночью, но закрываемся только ночью, потому что мало ли что случится. А они <энергетики> просто зашли и отключили нас. Я звонила в администрацию, говорю: ну мы же не можем так, на двух конвекторах сидим и газом на плите греемся. Я сама не могу передвигаться с чайником, согрею его, на пол ставлю и двигаю по полу, так переставляю до ванной, чтобы хотя бы лицо горячей водой умыть.

Это вам не про Техас, по ТВ не покажут. В Сибири замерзает село. Большой России нет до этого делаЗоя. Фото: Виктория Одиссонова / «Новая газета»

Горячая вода исчезла вместе с отоплением. Местные власти обещали вернуть газ льготникам: семьям с детьми до года, старикам старше 80 лет и инвалидам первой и второй групп. Но Зоя с мужем не могут самостоятельно дойти до администрации, а сколько ни звонят — их не подключают.

«Вы стоите в списке на подключение, но приказа по вам нет» — таков ответ.

Продукты в эту квартиру приносит соцработница, может еще вынести мусор, но пойти разговаривать с чиновниками — это могут сделать только сами жильцы.

— Я иногда включаю конфорки, чтобы только не замерзнуть, — не раз на словах про то, что можно замерзнуть, Зоя останавливается, пытается не заплакать и показывает на почерневший заросший плесенью угол комнаты. — Те конвекторы, которые нам дали, вообще не греют, пришлось самим еще покупать. Ночью по очереди караулим их, потому что страшно. Чтобы вместе с ними не сгореть.

Оставлять конвекторы включенными на ночь боится не только эта семья.

В Знаменке уже были случаи, когда только выданные конвекторы загорались. При этом выдавая их в «безвозмездное пользование» в местной администрации жителей предупреждали, что к июню обогревательные приборы должны быть возвращены назад в целости.

…В январе правительство Омской области распорядилось начислить единовременную выплату жителям севера региона: в размере 17 427 рублей — для квартир и 5067 рублей — для частных домов, которые теперь отапливаются дровами и углем. Но Зоя отмахивается на слова про выплаты: «Я уже ничего не знаю. Про нас уже забыли. Они ее выдадут, а кто нам ее принесет? За ней же нужно идти. А мы не выходим из дома».

«Сегодня газ есть, завтра — нет»

Это вам не про Техас, по ТВ не покажут. В Сибири замерзает село. Большой России нет до этого делаМногоквартирные дома, в которых теперь нет газового отопления. Знаменское. Фото: Виктория Одиссонова / «Новая газета»

Маленький, насквозь продуваемый со всех окон пазик идет от Омска до Знаменки около семи часов. Проезд в одну сторону стоит около 900 рублей. Поэтому выбраться в центр области пенсионеры могут себе позволить очень редко, не говоря уже о том, чтобы переехать. «Мы родились здесь, и умирать здесь будем», — заключает Валентина Яковлевна, низенькая женщина с косынкой на голове. В феврале Валентине Яковлевне будет 81 год, но и ей газ не вернули, хотя она и входит в категорию льготников. Женщина попросила свою дочь помочь с установкой электрокотла.

— С каких-то пор они стали говорить, что не будут отключать пенсионерам, но они бы сразу думали… — Валентина Яковлевна говорит очень тихо и медленно, часто даже будто смеясь над тем, с чем ей пришлось столкнуться. — Моя дочка Лена сказала: давай купим электрокотел. А то сегодня газ есть, завтра нет — а я буду бегать с этой трубой. Нам сказали, что выплатят 17 тысяч, но нам уже столько нагорело <за электричество>, а пенсия 12 тысяч... Я стараюсь не зажигать свет, но в кухне зажигаю. Надо как-то кушать.

Это вам не про Техас, по ТВ не покажут. В Сибири замерзает село. Большой России нет до этого делаВалентина Яковлевна. Фото: Виктория Одиссонова / «Новая газета»

Поставить нагреватель для воды выходит совсем затратно: «Будем грязные ходить, — Валентина Яковлевна смеется, смотрит на нас, и глаза у нее начинают блестеть. — Я сама мыться не могу, я болею, меня дочь намоет, и я как в бане».

— Сейчас вы не мерзнете?

— Нет, я сибирячка. У меня ноги мерзнут, но это ничего, — тут Валентина Яковлевна вдруг начинает плакать, долго плакать, повторяя «это ничего», а потом смотрит и спрашивает:

— А как дети? Нас скоро не будет, мы уже отжили, а вы что будете делать? Я как посмотрю, этот вирус сколько убил людей, дома люди замерзают — жить неохота. По омскому телевидению показывали нашу Знаменку — там дед сидит в одеяле, у него тут <с одной стороны> — обогреватель, а тут…<с другой>. За что этому деду такое...

— Приходил к вам кто-то из администрации, чтобы узнать как вы?

— Из Омска начальники какие-то ходят. Пришли, померили на потолке температуру и ушли, спрашивают меня: не замерзли?

«Надо, чтобы 80 было. Я не подхожу»

Это вам не про Техас, по ТВ не покажут. В Сибири замерзает село. Большой России нет до этого делаЗнаменское. Газовая труба между двумя многоквартирными домами. Фото: Виктория Одиссонова / «Новая газета»

Тезка Валентины Яковлевны Валентина Николаевна живет на улице Пролетарская, за главной улицей Ленина. Живет одна, муж и сын умерли в один год, осталась только дочь, но она проживает отдельно. 

Валентине Николаевне 73 года, поэтому на вопрос, не вернули ли ей газ, строго отрезает: «Там надо, чтобы было 80, я не подхожу». Все конвекторы пенсионерка поставила в одном месте, чтобы было тепло в гостиной, где она спит, в спальню дверь закрыта — там по ощущениям не больше 10 градусов и продувает, как будто в комнате легкий ветер. 

— Вот такой большой подарок нам на Новый год сделали, — говорит Валентина Николаевна, осматривая многочисленные провода на ковре, тянущиеся по всей комнате. — Они <конвекторы> греют маленько, но ночью я их выключаю. Замыкание будет, и чего я сделаю? Ничего, я к холоду уже привыкла.

«Кому нужно подключили — всему начальству, а нам все равно помирать. Кто понахальнее, те сами подключились, а я не понимаю в этом». 

Некоторые жители действительно смогли подключить газ самостоятельно, и так как за это грозят высокими штрафами, теперь стараются не открывать двери, если им стучит или звонит кто-то, кого они не ждут. «Соседи относятся к этому нормально, без злобы или какой-то зависти, — говорит Валентина Николаевна. — У меня муж был бы жив (он в этом разбирался), придумал бы что-то».

Это вам не про Техас, по ТВ не покажут. В Сибири замерзает село. Большой России нет до этого делаВалентина Николаевна. Фото: Виктория Одиссонова / «Новая газета»

По словам женщины, кроме одинокой бумаги, которую развесили на информационных досках в подъездах за два дня до отключения, с ними никто не пытался связаться из администрации и объяснить ситуацию: «Мы общаемся друг с другом, мне соседка с верхнего этажа сказала: идите, там конвекторы раздают… Живем, как отшельники, даже на собрание никого не пустили».

«Я, как в блокаду, живу»

12 января губернатор области Александр Бурков решил отправить в Знаменку комиссию министров областного правительства во главе со своим замом Валерием Бойко: «Выезжаете завтра в Знаменку. Людям надо создать нормальные человеческие условия жизни». При этом раскритиковал главу Знаменского района Александра Онуфриева: «У нас министр <энергетики> в районе бывает день через день. Если глава района сегодня перекладывает на министра ответственность, тогда нам не нужен такой глава». Тем не менее глава на своем посту остался. 

Это вам не про Техас, по ТВ не покажут. В Сибири замерзает село. Большой России нет до этого делаЗнаменское. Фото: Виктория Одиссонова / «Новая газета»

Делегация министров приехала в Знаменку, но на собрание жителей неожиданно пускали по неким спискам, которые взялись неизвестно откуда. Несколько десятков человек снова остались мерзнуть, но теперь не у себя дома, а за дверьми на морозе. 

— Какая демонстрация была, приехал Бойко <первый замгубернатора>, и никого на собрание не пускали, — эмоционально вспоминает Екатерина Петровна, активная и темпераментная пенсионерка в ярко-красном костюме. — Мент меня взял за руку, а я все равно пролезла, говорю: уйди отсюда, мерзнут люди.

Это вам не про Техас, по ТВ не покажут. В Сибири замерзает село. Большой России нет до этого делаЕкатерина Петровна. Фото: Виктория Одиссонова / «Новая газета»

— Я прошла войну, страшный голод был у нас, я ела траву и дохлятину. Ела дохлятину! А сейчас я прохожу блокаду ленинградскую, замерзаю. Это мне за что? — Екатерина Петровна разливает по чашкам яблочно-свекольный кисель и выставляет на табурет обрезанные валенки. — Вот в чем я ходила! Я сидела в пуховом одеяле, в шапке, в двух халатах. Феном сушилась. Зажгу четыре конфорки и греюсь рядом с ними… Полмесяца не раздевалась, не мылась. Космический век… Какой Новый год? 

Пенсионерка писала куда только могла, в том числе пыталась связаться с журналистами. Соседи вместе с ней направляли заявление в прокуратуру, чтобы тепло дали хотя бы в квартиры старикам и детям: «Это какое-то вредительство, что ли? У меня со стен текло, я боялась внизу людей затопить. Дали нам конвекторы, а что толку с них? Они китайские, если включить на полную мощность — они так греются! Я же боялась сгореть. Сказали нам, что, как отопительный сезон кончится, чтобы мы их возвратили».

В какой-то момент к Екатерине Петровне, наконец, пришли электрики и бесплатно провели проводку: «Это потому что я кому уже только не написала. Мне глава наш звонит и спрашивает: что, специально это все делала <в суды ходила, звонила журналистам>? Как «специально», если я мерзла? А вы бы лучше подготовили людей, а то объявление повесили 28-го числа, а отключили 30-го. Кто за это время что успеет сделать? Что пенсионеры могут?». 

«Газовое отопление не будет восстановлено вообще»

По словам местных, цены за электроэнергию выходят «космические» — навряд ли их покроет компенсация. Пенсионерка Любовь Александровна рассчитывает: «Я поставила котел, потому что это теплее, а конвектор… точно говорят: задом повернешься — зад греет, передом повернешься — перед греет. У нас получается примерно 300 рублей в день, то есть 9 тысяч в месяц, и это только отопление. Кроме того, мне нужно платить за воду холодную и за газ, который для приготовления еды, все вместе около 15 тысяч получается. У меня даже такой пенсии нет!» — вдруг с ужасом восклицает женщина, при нас проведя подсчет тех трат, что ей предстоят. 

Это вам не про Техас, по ТВ не покажут. В Сибири замерзает село. Большой России нет до этого делаЗнаменское. Фото: Виктория Одиссонова / «Новая газета»

— Я не говорю, что я молодая, но я могу выкрутиться и купить этот конвектор. Но село есть село: тут всего два-три электрика, чтобы его поставить, а что инвалид будет делать? Как он его притащит, где купит? Вот он сидит всю жизнь. Без штанов. С этим конвектором. Как приехали министры, столько людей пришло… Народ собрался, чтобы поговорить. И никто не стал говорить. Хорошо, что вы не видели, какой это был позор. Это Россия, да… — почти шепотом с тем же, абсолютно естественным ужасом заключает Любовь Александровна. 

Это вам не про Техас, по ТВ не покажут. В Сибири замерзает село. Большой России нет до этого делаЛюбовь Александровна. Фото: Виктория Одиссонова / «Новая газета»

Связаться с главой Знаменского Александром Онуфриевым по телефону «Новой» не удавалось на протяжении нескольких дней: в администрации только отвечали, что он либо на некой стройке, либо на сдаче объекта. Когда мы сами пришли в здание администрации и постучались в кабинет Онуфриева, оттуда выглянул мужчина и, услышав про «журналистов» и «газ», спешно резко захлопнул дверь, уже из-за закрытой двери ответив, что Александра Ивановича тут нет. 

Комментарий согласился дать его первый зам Сергей Кротов:

ОФИЦИАЛЬНО

Заместитель главы села Знаменское Сергей Кротов:
 
 

— Газовое отопление не будет восстановлено вообще. В этом году проводили ремонт скважины <на месторождении>, правительство Омской области выделило больше 30 миллионов. Работы провели, а в итоге скважина дополнительная газ не дала.

Правительством Омской области сейчас принимается решение поставить электрокотлы.

Но есть момент: это будет дорого. И людей это больше всего волнует — то, что это будет выходить дороже, чем газ.

Кто-то пенсию получает меньше, чем нагорает за электроэнергию. <...> Первый заместитель губернатора был здесь, информацию доводили до людей. Но у людей все равно волнение есть. С «Газпромом» по вопросу строительства газопровода работают, но пока решение не принято. 

Это вам не про Техас, по ТВ не покажут. В Сибири замерзает село. Большой России нет до этого делаКонвекторы, выданные жителям местной администрацией. Фото: Виктория Одиссонова / «Новая газета»

*** 

Тем временем в пресс-службе правительства региона сообщили, что проектирование газопровода начнется в 2021 году, но на строительство потребуется минимум два года. 

Практически два отопительных сезона местным жителям самим придется думать, как выдержать сорокаградусные морозы в собственных домах.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх