Свежие комментарии

  • Лариса Голубицкая
    Подавиться не можете!!!!!Чиновник заявил, ...
  • Alex NIkulinskiy
    Какие проблемы в бункере.«Почему тяжелое-т...
  • Ария По
    СССР с 15 республиками был управляем, как ВЕРТИКАЛЬНО, так и горизонтально, а сейчас только и решаются горящие пробле...«Почему тяжелое-т...

Их просто топчут ногами. Зачем ходят на ТВ эти "мальчики для битья"

Их просто топчут ногами. Зачем ходят на ТВ эти "мальчики для битья"

Каждый день на государственных каналах выходят политические ток-шоу, участники которых обсуждают ситуацию в Сирии, на Украине и странах Запада. В качестве экспертов на экране часто появляются иностранные специалисты. Украинского политолога Вячеслава Ковтуна побили в студии телеканала «Звезда», политолога из Польши Якуба Корейбу обвинили в фашизме на «России-1», а американскому журналисту Майклу Бому на НТВ недавно припомнили убийство коренного населения Америки. Несмотря на это, они продолжают приходить на российское телевидение. Rus2Web поговорил с иностранцами, которые постоянно участвуют в российских политических ток-шоу, о том, зачем им это нужно, а телекритик Ирина Петровская рассказала, как они выглядят со стороны.

Их просто топчут ногами. Зачем ходят на ТВ эти "мальчики для битья"
Вячеслав Ковтун, украинский политолог:

Я хочу, чтобы позицию Украины знали в России и тех странах, где показывают российское телевидение. И я знаю, что эту позицию слышат, тут даже сомнений нет. Сотни людей подходят ко мне в аэропорту! Это жители разных стран: и американцы, и те, кто живет в Европе, и граждане бывших советских республик. Для тех, кто делает шоу, главное, чтобы были гости. Все о моей позиции знают, ее не надо никому объяснять. Никаких проблем у меня с этим не было, от меня никто не требует чего-то говорить или не говорить.

Я единственный из тех, кто ходит на ток-шоу, на кого совершаются нападения. Это самый больной вопрос. Нападают, потому что хотят закрыть мне рот. Это те предатели, которые уехали с Украины и теперь живут здесь. Так получилось, что я прорвал информационную блокаду, моя позиция теперь слышна. А они оказались маргиналами, их перестали приглашать. Вот они все это и организовали. Что касается безопасности и расследований — ситуация смешная. Несмотря на то, что Россия, как говорят, это страна, где правят спецслужбы, более наплевательского отношения к расследованиям я нигде не видел. Когда на меня напали с тортом, следователь сказал «позвоните, когда на вас нападут в следующий раз». По другому эпизоду, когда на меня в прямом эфире напал Юрий Кот, они вынуждены были возбудить уголовное дело. Прошло пять месяцев, а дело до сих пор не передано в суд. Следователь просто не хочет проводить следственные действия и постоянно переносит встречи. Тут понимаешь, что Россия — это страна, где никто ничего делать не собирается, если на то нет воли Кремля.

Вопрос о том, не подыгрываю ли я пропаганде своим участием в ток-шоу, звучал и звучит. Я считаю, что это примитивная спекуляция. Нужно, чтобы я не ездил на ток-шоу, чтобы несколько других толковых экспертов, которые защищают Украину, не ездили, а ездил непонятно кто?! Какие-то карикатурные гоблины? Ведь меня слышат! А те, кто предлагают мне не ездить, хотят, чтобы на экран вернулись те, кто вообще никакого отношения к Украине не имеет.

В России есть одна политическая сила — та, которую представляет президент Путин. В ее поддержку выступает даже не «Единая Россия», а все парламентские партии. Все остальные представлены как враги. Такое противопоставление существует и во внутренней, и во внешней политике. Есть «правильная» точка зрения, а все остальные — «неправильные». И на российских ток-шоу обеспечивается доминирование «правильной» точки зрения. Но это позиция России, российские ток-шоу, российское ТВ — они хозяева. Такой сценарий изначально прописан, и так происходит в любой стране — и в Америке, и в европейских странах, где общество защищает свои национальные интересы.

Что касается Украины — у нас настоящий плюрализм. Несколько политических сил представлены в парламенте, и им по квотам предоставляется возможность отправлять своих депутатов на ток-шоу. И из-за плюрализма ток-шоу выливаются в декларирование собственной особой позиции практически каждой фракции и критику оппонентов. Такого жесткого сценария, как в российских шоу, на украинских шоу нет.

Их просто топчут ногами. Зачем ходят на ТВ эти "мальчики для битья"
Майкл Бом, американский журналист: 

На российских ток-шоу я отдуваюсь за всю Америку. Я не хотел этой роли, но так уж выходит. Иногда есть поддержка, я не всегда один в студии, но все равно есть перекос в сторону оппонентов и преференции для них от ведущих. Это делает спор в два раза сложнее, или даже в пять. Обстановка, конечно, не в мою пользу. Это очень тяжело, и безусловно есть моральная усталость. Но другого телевидения нет. Я все время говорю, что у меня только два варианта — участвовать в передачах или нет. Я считаю, что несмотря ни на что, смысл участвовать есть, иначе я бы туда не ходил.

Для меня это было интересно отчасти и потому, что я хотел улучшить свою речь в прямом эфире. Для этого нужно набить шишки. В начале я выступал просто ужасно. Со временем, мне кажется, я кое-чего добился: мне стало более комфортно на телевидении, я чувствую себя уверенней. 

В Америке у меня очень мало русскоязычных друзей. Знакомые следят за моими выступлениями в фейсбуке, где я пишу посты о некоторых передачах. Русскоязычное население США тоже периодически смотрит, хотя им тяжело выдерживать такие программы. Иногда я получаю письма с благодарностью за то, что я пытаюсь отстаивать другую точку зрения на российском телевидении, им это нравится.

Интуитивно мне кажется, что за последний год к моим словам стали прислушиваться больше телезрителей. Наверное, социологии ответят на этот вопрос точнее. Согласноопросу фонда «Общественное мнение», больше половины россиян не доверяют федеральным СМИ. Даже 51% — это огромная цифра. Это на 10% выше, чем год назад. А учитывая, что это ФОМ, мне кажется, что эта показатели даже занижают. Люди начинают сомневаться в государственной версии мировых и внутренних событий. Они не очень верят, что во всем виновата Америка, а Россия — голос мира. Я считаю, это очень важный водораздел. Это провальный опрос для российской пропаганды. Думаю, они рассчитывают на больший успех. Если половина россиян сомневается, значит пропаганда работает не очень хорошо.Я хорошо знаю Владимира Соловьева. Мы общаемся вне эфира. Я часто его вижу: случайно так вышло, что мы занимаемся в одном фитнес-клубе. Он дружелюбный, очень приятный человек. Именно поэтому я однажды назвал его «душкой». Никто из ведущих ничего плохого мне не сделал. Конечно, во время эфира есть агрессия — но это в эфире. Я прекрасно понимаю, что вторая часть слова ток-шоу — это шоу. Во время эфира у Соловьева своя роль, и мне кажется, он ее хорошо выполняет. Он не переходит на личности, не хамит, не унижает. Я никогда не воспринимаю словесные нападения в штыки. Если это все же происходит в студии, я борюсь против этого только контр-аргументами.

В последнее время у меня два эфира в день, иногда еще и по воскресеньям. Конечно, это большая нагрузка, но время на другую журналистскую деятельность остается. Я пишу и публикую свои статьи. Это важно, потому что в эфирах, как вы знаете, всегда «блиц» в пределах 30 секунд, и очень сложно что-то развернутое сказать. 

Их просто топчут ногами. Зачем ходят на ТВ эти "мальчики для битья"
Якуб Корейба, польский политолог

Поскольку я эксперт по России и постсоветскому пространству, хочется присутствовать в информационном поле России. Без контакта с российскими журналистами, телевизионными экспертами, другими лидерами общественного мнения невозможно создать образ современной России и ориентироваться во взглядах российской элиты. В Польше очень многие считают себя знатоками России и Восточной Европы, но при этом никогда не были в России. Они допускают аналитические ошибки, пишут про страну, которой не существует. Я хочу говорить, думать, писать о той реальности, с которой мы имеем дело. Главная цель моего присутствия — узнать больше про современную Россию. И как любому эксперту, журналисту, ученому, мне хочется, чтобы мое мнение тоже стало частью дискуссии в России. Может быть, это немного тщеславно, но, на мой взгляд, довольно естественно.

В Польше существуют очень разные взгляды как на Россию, так и на НАТО, Евросоюз и другие основные вопросы современной политики. Мой голос совершенно не отражает всю полноту дискуссий, которые ведутся в нашей стране. Это мои личные взгляды. Я всегда призываю российские СМИ и коллег вслушиваться в разные точки зрения. Ведь политика Запада по отношению к России — это некий компромисс между разными мнениями.

Естественно, я чувствую ответственность. Нужно отдавать себе отчет, что Россия чрезмерно изолирована от мира, в том числе, и в информационном пространстве. Большинство россиян, согласно статистике, никогда не были за границей. Поэтому, возможно, они формируют свои взгляды о том, что Запад думает про Россию, когда слышат мою личную точку зрения. Поэтому я стараюсь как можно более объективно передать мнения, которые в Польше, если не в Европе в целом, существуют о вашей стране.Для меня очень интересно общение с гостями этих ток-шоу, в том числе, с людьми, позицию которых я не разделяю, и которые критически относятся ко мне. Ток-шоу дают возможность пообщаться с людьми, которых я никогда в жизни не встретил бы. Я когда-нибудь хотел бы написать книгу про российские ток-шоу нынешних времен. Рассказать, почему российское телевидение сейчас выглядит так, как оно выглядит, без всяких политических или национальных стереотипов. Российские ток-шоу — это совершенно уникальный формат. Такого накала и интенсивности конфликта на ТВ я не видел ни в одной стране.

На российских ток-шоу встречаются люди с совершенно разными взглядами, которым позволено говорить почти все. Это касается как меня, так и моих оппонентов. Это иногда сильно снижает уровень дискуссии: люди с риторического разговора скатываются в эмоциональные перепалки. Но с другой стороны это показывает все богатство взглядов в стране. Да и гости из-за границы могут говорить без стеснения все, что думают. Ни про какие стоп-листы я ничего не знаю, я их не видел, возможно, это какой-то миф.

По своим взглядам я, наверное, ближе к российским либералам, чем к российским консерваторам. Но их медийная и политическая эффективность крайне низкая. Не ходить на такие ток-шоу — это их тактика. Не мне оценивать: это не мое дело, я не гражданин России, я там не голосую. Но результаты выборов и общественная поддержка показывают, что выбранная либералами стратегия не особенно приносит конкретные результаты.Иногда из-за моих высказываний на меня набрасывались мои оппоненты. Но если кто-то сказал, что я фашист, это еще не значит, что я фашист на самом деле. Это не определяет товарищ Кургинян. К сожалению, некоторые мои оппоненты пользуются своим возрастом и состоянием здоровья, чтобы говорить непозволительные вещи. В другой ситуации я бы подал в суд. Но я оставлю это на их совести, потому что все и так видят, насколько грязно играют мои оппоненты. Не надо недооценивать зрителей, они видят, если у человека просто сдают нервы или нет аргументов. А на шоу меня все равно продолжают приглашать.

К сожалению, складывается ситуация, когда в России меня многие критикуют и даже ненавидят, а в Польше многие считают меня агентом Кремля и путинским пропагандистом. Надо отдавать себе отчет, какая сейчас атмосфера в Польше, как медийный мейнстрим относится к России. Мне очень неприятно, что из некоторых польских газет, где я публиковался, меня уволили без объяснения причин, намекая, что про Россию можно говорить либо плохо, либо никак. Сейчас мне в польскую прессу проход закрыт: мои статьи не берут, хотя я приносил им рейтинги. В Польше критикуют Россию за отсутствие свободы слова и притеснение инакомыслящих. Но, получается, у меня в российских СМИ больше свободы, чем в польских.

Их просто топчут ногами. Зачем ходят на ТВ эти "мальчики для битья"
Ирина Петровская, телекритик, обозреватель «Эха Москвы»

Иностранные эксперты нужны ведущим политических ток-шоу в качестве мальчиков для битья. И выставить их в таком свете прекрасно удается, потому что они хоть и говорят по-русски, но все-таки это не их родной язык. Пока они формулируют свои аргументы, остальные участники их перекрикивают и смеются над их произношением. К тому же, во всех ток-шоу обязательно есть хотя бы один, с точки зрения авторов программы, не радикальный либерал. Таких гостей тоже обычно ко всеобщему одобрению пинают ногами и издеваются над их «глупыми» взглядами и мыслями.

Я убеждена, что эти эксперты искренне озабочены донесением своей точки зрения. Но даже если Майклу Бому, который производит впечатление симпатичного человека, дадут договорить одну фразу до конца, это вряд ли повлияет на восприятие телезрителей. В формате этих передач он выглядит несколько чудаковато и достаточно жалко. И если к западным экспертам еще есть какое-то подобие уважения, то с украинскими экспертами ситуация более тяжелая, их просто топчут ногами. Более того, некоторые персонажи дают для этого отличный повод. Например, постоянному участнику ток-шоу Вячеславу Ковтуну кажется, что его саркастические улыбки — это и есть самый главный аргумент в спорах. Хотя русским он владеет лучше, чем другие иностранные гости, он вообще не может сформулировать ни одной мысли и порой даже выглядит как «подставной».

Помимо того, что иностранных экспертов пытаются выставить смехотворными, никчемными людьми, на них возлагается полная ответственность за все плохое, что происходит в их странах. К ним напрямую и обращаются: «А вы негров линчуете!» Пока несчастные иностранные эксперты хватают ртом воздух, тема уже ушла. В итоге они выглядят не просто униженными, но еще и некомпетентными.

Основной зритель ток-шоу все равно остается на стороне главного патриотического дискурса. Для них те, кто высказывает какие-то либеральные мысли на российском ТВ — в лучшем случае комические персонажи, а в худшем — национал-предатели, пятая колонна, агенты Госдепа и так далее. Я не верю, что можно поменять мнение зрителей участием в ток-шоу. В таких агрессивных и давящих форматах это просто смехотворно.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх