Свежие комментарии

  • Валентина Кожевникова
    Правильно, один процент человек пусть отчисляет на свою будущую пенсию, а 22% - отчисления в пенсионный фонд отменить...В Госдуме предлож...
  • C Major
    есть более правильная интерпретация этого термина - "манагеры".Уже в звучании что-то есть отталкивающее,неприятноеПенсионный фонд п...
  • елена куприянова
    В СССР у работавших пенсионеров был потолок в выплатах, почему сейчас этого не сделать, не индексировпть пенсию тем у...В Госдуме предлож...

Григорий Явлинский: Народ ошибся...

Григорий Явлинский: «Народ ошибся. Но не в том смысле, что не выбрал меня...»

Как Борис Титов доказывал лидеру «Яблока», что сначала надо изменить экономику, а государство подтянется

«Народ дал оценку. Народ ошибся», — обреченно прокомментировал вчера на Столыпинском форуме результаты выборов лидер «Яблока» Григорий Явлинский. Корреспондент «БИЗНЕС Online» услышала, как Борис Титов бился за объединение политических сил под знаменами стратегии роста, а бизнесмены укоряли власти за «законодательную гонорею».

Григорий Явлинский: Народ ошибся...«Народ дал оценку. Народ ошибся», — обреченно прокомментировал вчера на Столыпинском форуме результаты выборов лидер «Яблока» Григорий Явлинский

«АЛЕКСЕЙ ЛЕОНИДОВИЧ БОИТСЯ, НЕ ОПУБЛИКОВАЛ СТРАТЕГИЮ»

— Я последние несколько месяцев, когда начинал встречу с избирателями — в основном это, конечно, предприниматели, — всегда спрашивал, один вопрос, и я сегодня задаю его вам: есть кризис? — обратился к залу бизнес-омбудсмен и вчерашний кандидат в президенты Борис Титов.

— Да! Есть! — недружно ответил зал, наполненный, правда, отнюдь не предпринимателями, а в большей мере студентами МГИМО, в здании которого накануне стартовал Столыпинский форум.

— Есть кризис — значит, нам нужны реформы, — резюмировал Титов.

Борис Юрьевич вместе с окончанием избирательной кампании распрощался не только с президентскими амбициями, но и с бородой, которая, как раньше утверждали его доверенные лица, особенно нравилась женщинам. Не можем наверняка сказать, как теперь его воспринимают женщины, но, на взгляд корреспондента «БИЗНЕС Online», сбрив бороду, Титов моментально сбросил и несколько лет. Зато бизнес-омбудсмен не отказался от своей стратегии роста, которую разрабатывал в пику программе Алексея Кудрина, которая, впрочем, так целиком и не была представлена. Зато Титов свой программный документ пиарил при любой возможности. Так что и нынешний Столыпинский форум, очевидно, был созван именно для этой цели. Мероприятие это проводится впервые, а вот место было выбрано, похоже, не случайно. В том же зале два года назад Титов как раз создавал свою Партию роста. Название форуму тоже было выбрано не просто так, поскольку именно Столыпинский клуб — площадка, на которой родилась та самая стратегия роста.

И вот вчера, спустя буквально 11 дней после выборов, участникам форума предложили подумать и ответить, куда же теперь идти России, какова будет ее стратегия на ближайшие шесть лет. И отвечать среди спикеров пленарной сессии было кому: так уж получилось, что на ней собрались три человека, которые предлагали свои стратегии для России. Конечно, это сам Титов, затем президент ООО «Новое содружество» и глава «Партии дела» Константин Бабкин и, что удивительно, лидер «Яблока» Григорий Явлинский.

Вот только Бабкин сам признался, что его стратегия от программы Титова мало чем отличается. «Вроде наша стратегия ТПП является конкурентом стратегии Столыпинского клуба, но на самом деле это не так. Наши стратегии дополняют друг друга и расширяют друг друга», — по-дружески сказал он. Но зато Бабкин решительно отказался становиться в ряд с тем, что предлагал Кудрин, а также теми, кто заседает в правительстве и на Гайдаровском форуме. «Мы с вами хотим развития, видим условия для развития, ищем ответ на вопрос, как реализовать потенциал нашей страны. Наши оппоненты, которые собираются на Гайдаровском форуме и сидят в правительстве, ищут ответ на вопрос: как объяснить то, что страна не развивается, отстает от других стран и как убедить общество смириться с этим», — провел он четкий водораздел с так называемыми либералами. Бабкин так разошелся, что уверенно объявил, что «правда и симпатии общества» именно на их стороне. «Это проявляется в том, что Алексей Леонидович боится, не опубликовал стратегию. Видимо, он опасается, что она будет выглядеть смешно, неубедительно и будет разбита разумными доводами», — бизнесмен говорил это с усмешкой.

Тем не менее, как мы знаем, пока ни одна из всевозможных стратегий так и не была взята в оборот правительством, причем не только тех, кто заседал на Столыпинском форуме, но и предложения главного стратега Кудрина, которого, впрочем, вчера на мероприятии не было.

Бабкин так разошелся, что уверенно объявил, что «правда и симпатии общества» именно на их сторонеБабкин так разошелся, что уверенно объявил, что «правда и симпатии общества» именно на их стороне

«ЗАКОНОДАТЕЛЬНАЯ ГОНОРЕЯ, ЧТО ЛИ... НАДО ЭТО КАК-ТО ОСТАНАВЛИВАТЬ»

Однако на сессию пришли не только те, кто был готов померяться своей стратегией, были и представители бизнеса.

— Что нужно — макроэкономическая стабильность или все-таки стратегия для развития страны, которая принята правительством и соответствует интересам общества? Вам достаточно макроэкономической стабильности? — поинтересовался Титов.

Единственная женщина в президиуме — гендиректор РУСАЛа Александра Бурико — честно призналась, что не так-то и плохо, когда инфляция действительно низкая, но, с другой стороны, для стимуляции роста, конечно, нужны совершенно иные условия. «Нам нужны прозрачные условия ведения бизнеса на долгий срок. Это длинные инвестиции. Когда мы говорим о развитии, мы должны отказаться от сырьевой экономики в пользу глубокой переработки, а это инвестиции на долгие годы. И здесь целый ряд стимулов необходим помимо низкой инфляции. Мы должны понимать, где мы будем через 5–10–15 лет», — описала Бурико свой рецепт успешного развития страны.

В то же время основатель «Технониколь» Сергей Колесников жаловался на «законодательную гонорею». «Каждый день мы получаем список нормативно-правовых актов. За прошлый год было 28 тысяч нормативно-правовых актов, из которых 7 тысяч минюст зарегистрировал, а остальные остаются в статусе „не пойми что“: с вас спрашивают, а делать ли, остается под вопросов — так называемая серая зона. Плюс, конечно, наши депутаты стараются каждый год придумывать 500–600 законов. Все это, естественно, падает на нас. Получается, что я должен прочитать за неделю примерно несколько десятков тысяч страниц скучного юридического текста. Понятно, что никто этого не делает. Я уверен, что и в государстве этого никто не делает. Зачем тогда пишут — непонятно. Так что эта проблема — законодательная гонорея, что ли... Надо это как-то останавливать», — взмолился он, добавив, что, по всем подсчетам, Гражданский кодекс живет всего лишь 10–12 дней, после чего вновь претерпевает изменения. «В таком режиме жить невозможно», — развел руками Колесников.

Оправдывать нижнюю палату парламента бросился председатель комитета Госдумы по финансовым рынкам Анатолий Аксаков. Впрочем, надо признать, что он не отрицал того, что Дума стала «бешеным принтером», но честь лично своего мундира стремился защитить.

На сессию пришли не только те, кто был готов померяться своей стратегией, были и представители бизнесаНа сессию пришли не только те, кто был готов померяться своей стратегией, — были и представители бизнеса

— Он сказал, что депутаты ерундой занимаются, принимают массу законов, — хмыкнул депутат. — А вот с Константином Бабкиным мы продавливали принятие закона по утилизации машиностроительной продукции, введению утилизационного сбора, чтобы дать нашим машиностроителям конкурировать с импортом, с хламом, который завозится из-за рубежа, поскольку этот хлам дешевый.

Себя же Аксаков назвал самым активным критиком Центробанка и тем самым как бы уверил участников форума, что его присутствие тут отнюдь не случайно, что он даже заодно со всеми сидящими тут. «ЦБ слишком медленно снижает ключевую ставку. На мой взгляд, в 2014 году, когда была ситуация хаоса и она почти выходила из-под контроля и ЦБ, и правительства, то действия были оправданы — они резко, до 17 процентов, подняли ключевую. А потом через несколько месяцев быстро снизили до 11 процентов. Но дальше снижение ключевой происходило слишком медленно, и сейчас оно слишком медленное», — критиковал парламентарий.

Еще более странными казались его слова о том, что у страны нет стратегии, если учесть, что «Справедливая Россия» на прошедших выборах решила поддержать Владимира Путина, а значит, и тот курс, который он проводит. «Чтобы двигаться вперед, нужна стратегия, которой нет, нет определенности. Вся страна должна знать, куда мы движемся, что мы строим», — осмелел Аксаков.

«ПЕРСПЕКТИВА РЕАЛИЗАЦИИ СТРАТЕГИИ ОТОДВИГАЕТСЯ НА НЕОПРЕДЕЛЕННУЮ ПЕРСПЕКТИВУ»

— Мне было важно услышать, что представитель Госдумы сказал, что у нас нет в стране никакой стратегии. Это довольно забавно слышать буквально сразу после выборов. Оказывается, мы что-то такое выбрали, а стратегии никакой нет. Правящая партия говорит, что у нас нет никакой стратегии, поэтому обращается к залу и Столыпинскому клубу: давайте какую-нибудь придумаем стратегию. Очень интересное и неожиданное признание, — размышлял Явлинский.

— Про правящую партию вы глубоко ошибаетесь, — скромно заметил Аксаков, намекая, что он-то как раз в ряды единороссов не входит.

— Да, я ошибся насчет правящей партии, но насчет того, что нет стратегии, я думаю, не ошибся, — уверенно ответил лидер «Яблока».

И если у всех спикеров форума был оптимистический настрой, то Григорий Алексеевич отчего-то был настроен на философский лад, а все его рассуждения и размышления сводились лишь к тому, что при нынешней политической ситуации реализация любой стратегии невозможна. Видимо, после результатов президентских выборов надежды на перемены у Явлинского окончательно растворились.

И всем своим выступлением он поэтапно доказывал, почему никакие перемены в нынешнем российском обществе невозможны априори. «На сегодня экономическая система, сложившаяся в России, — система периферийного капитализма, — поставил диагноз Явлинский. — Это система, которая имеет важные признаки современной капиталистической системы — частную собственность, свободу предпринимательства и рыночные отношения субъектов. Особенность ее в том, что она функционирует в очень особой среде — в условиях крайне слабого гражданского общества, крайне неразвитого, в системе крайне слабых госинститутов и крайне зависимого положения экономики в целом от мировой экономической системы». В этих условиях понятие стратегии «яблочнику» кажется «крайне малоприменимым», так как нынешняя система никакую иную стратегию попросту не принимает. «Потому что эта система и есть сама ее собственная стратегия, она развивается по своим собственным внутренним законам, — обреченно объявил Явлинский. — Так что слияние собственности и власти в нашей стране — фундаментальный порок этой системы, а также порог, через который она не может переступить, который диктует всю логику ее поведения».

Григорий Алексеевич отчего-то был настроен на философский лад, а все его рассуждения и размышления сводились лишь к тому, что при нынешней политической ситуации реализация любой стратегии невозможнаГригорий Алексеевич отчего-то был настроен на философский лад, а все его рассуждения и размышления сводились лишь к тому, что при нынешней политической ситуации реализация любой стратегии невозможна

Пессимизм политика, кажется, усиливался с каждым сказанным им словом. Явлинский даже не верил, что нынешнюю систему можно изменить, — разве только в теории, а несколько редких в мировой практике примеров, кажется, совсем не внушали в него веры. «Для реализации той стратегии, которая могла бы вывести Россию на траекторию уверенного роста и развития, на сегодняшний день таких предпосылок нет... — обреченно вздохнул политик. — Мы бы нашли общие точки соприкосновения и со Столыпинским клубом, и с другими программами, но нет государства, готового работать по реализации таких стратегий, такого государства в России нет, нет госаппарата, желающего и способного реализовывать стратегии. Соответственно, нет никакой политической воли и политической коалиции. Поэтому перспектива реализации стратегии отодвигается на неопределенную перспективу».

Все то время, пока Явлинский говорил, Титов как будто беспокоился. «Мы верим, что стратегия может быть реализована, — уверенно пытался он перекрыть унылый тон лидера „Яблока“. — Уже в риторике это есть, в поступках власти это есть, начинают выбирать стратегию».

Впрочем, отчего-то он все время забывал, что пока ни одна из стратегий так и не была принята за основу. Но есть ли надежды, что именно стратегия роста будет взята за основу? Быть может, Борис Юрьевич знал что-то больше, чем все? «Но оптимизм в чем? В том, что нефть не может нас дальше кормить, и это понимается всеми. Поэтому сегодня все понимают это и ищут варианты, каким образом измениться. Мы верим в то, что это возможно сделать», — объявил он. Видимо, Титов по-прежнему верил, что у его стратегии роста есть будущее.

Борис Титов: «Сначала изменить экономику, сделать ее свободной, вместе с этим будет меняться и государство, будет изменяться качество среднего класса, общественных институтов»Борис Титов: «Сначала изменить экономику, сделать ее свободной, вместе с этим будет меняться и государство, будет изменяться качество среднего класса, общественных институтов»

И если Явлинский был уверен, что при нынешней политической системе никакие перемены осуществиться в принципе не могут, то бизнес-омбудсмен исходил из другого положения. «Сначала изменить экономику, сделать ее свободной, вместе с этим будет меняться и государство, будет изменяться качество среднего класса, общественных институтов», — не сдавался Титов.

— Мне трудно сообразить, как можно создать экономику и потом будет все хорошо. Это вопрос курицы и яйца. Это как велосипед: если крутишь одну педаль, он падает, если обе, он едет. Иначе просто не может быть, — упирал на своем Явлинский.

— Но народ дал оценку каждому кандидату, народ проголосовал за систему, за стабильность, — Аксаков вернул на землю мечтателей о стратегиях.

— Да, народ дал оценку. Народ ошибся. Он ошибся не в том смысле, что не выбрал меня и не в том, что не выбрал Бориса Юрьевича, — под смешки из зала говорил Явлинский. — Он ошибся в том, что выбрал отсутствие всякой экономической программы, всякой экономической стратегии, он выбрал сохранение коррупционной, рентной, чиновничьей системы без изменений. В этом очень большая проблема. Выбор народа надо уважать, нам с ним жить, и теперь стоит очень сложная задача, как из этого тупикового положения выруливать.

Как будут «выруливать» из тупика участники дискуссии, непонятно. Ясно лишь, что Титов планировал объединить всех под знаменами стратегии роста, но если Бабкин в этом плане его соратник, то Явлинский, кажется, остался на своей позиции — сначала менять строй, а потом все остальное. «Сегодня мы объединяем под стратегию роста, но Григорий Алексеевич сказал, что он во многом не согласен. Но самое главное — не согласен с основным принципом, что у нас сегодня возможно принятие любой стратегии в той ситуации, которая сложилась в политической сфере и обществе. Мир говорит о другом. Все начиналось с изменения отношений в области экономической. Поэтому наша главная задача — обеспечить экономические свободы, развить новую экономику, не зависимую от сырья, принять стратегию, как должна развиваться страна. На это есть запрос и у общества, и у государства, которое жило на нефти, и понимает, что она больше не сможет обеспечивать ту стабильность, которая была на это. Мы верим, что стратегии нужны. К сожалению, у Григория Алексеевича другая задача. Если он к нам присоединится, мы будем рады. С Бабкиным мы единомышленники», — прокомментировал Титов возможность коалиции.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх