Свежие комментарии

  • владимир второв
    Блин!!! Так он же еще и в церкву ходил.И грехи ему там отпускали?Российский военны...
  • Natali NIKOLAEVA
    "...Отключение света, отопления, воды в зимний холодный период куда страшнее..." - к НЕОТКЛЮЧАЕМЫМ КУ относятся ХВС и...Никогда такого не...
  • Светлана Усова
    Да уж,Татьяна!Какой позор,довели страну до такого состояния и воруют миллиардами при нищем народе!Российский военны...

«Мне страшно за себя, за будущее своего сына. Нас давят, а мы молчим»

«Мне страшно за себя, за будущее своего сына. Нас давят, а мы молчим»

Евгений Кексин, бармен и предприниматель, совладелец ресторанов «Огонек» и «Дружба», баров «Юность» и Alibi:

На днях с меня сняли очередной бан на Facebook, которым наказали за якобы оскорбительный комментарий о браке двух гомосексуалистов. Хотя ничего оскорбительного там не было. Ну, может немного постебался над фотографией, где один другому делает предложение, не более того. Но только потому, что фотография реально была смешной, а не потому что на ней запечатлены геи. Вернулся на просторы социальных сетей и в очередной раз сделал вывод о том, насколько условна эта так называемая свобода слова. Свое мнение можно высказывать только если оно «правильное», корректное, общественно принятое, а остальные варианты тут же будут заклеймены как опасное поведение и немедленно удалены.

Но черт с ними, с соцсетями, у них свои законы и правила, не мы их пишем, и как бы нам ни хотелось, поменять их мы тоже не можем. Давайте вернемся в реальность, из которой эти нормы происходят. А в реальности творится вот что:

Мы, то есть подавляющее большинство населения нашей страны, разучились серьезно отстаивать свое мнение, говорить то, что думаем, и защищать те ценности, которые, казалось бы, разделяем.

Я уверен, что те ценности, которые сейчас принято называть традиционными, разделяет абсолютное большинство населения нашей многонациональной страны. И я как раз из этого большинства. Я не радикал, мои взгляды на жизнь, на семью, на правила общественного поведения близки очень и очень многим. Но, оказывается, эти самые «взгляды большинства» люди все чаще просто боятся высказывать.

В чем сила людей из различных меньшинств? В том, что они активно и даже агрессивно готовы защищать свою точку зрения. Они готовы бороться. Кто-то обращается в суды и СМИ, другие просто могут набить морду любому, кого посчитают обидчиком. Они очень сплочены, объединены чувством оскорбленного достоинства. А что же большинство? А большинство ничего в ответ не делает! Получается как в известной фразе, что самая ущемленная категория людей — это белый мужчина, натурал и атеист. Я бы еще добавил для нашей страны — русский.

Когда в прошлом году случилась известная в Екатеринбурге история моего конфликта с кавказцами, один обидевшийся на меня человек за час в пятницу вечером собрал 50 своих земляков, которые готовы были встать на его защиту. Я получил волну негатива, агрессии и прямых угроз от совершенно незнакомых людей. Помню, мне потом даже из Нальчика (!) писали какие-то люди, что они «приедут и разберутся со мной». А те, кто меня поддерживал, скажем так, люди моей национальности, публично не встали на мою сторону, хотя в личку писали целые страницы текста о том, какой я молодец. Они испугались!

Как-то неожиданно в нашем обществе оказалось, что если ты, к примеру, хочешь одернуть наглеца и хама, который принадлежит к любому меньшинству, или указать на то, что он несет полную чушь, то ты якобы оскорбляешь его за принадлежность к меньшинству.

Хотя наглость, хамство, вороватость, хулиганство, грубость, глупость, отсутствие хорошего вкуса и прочие качества не имеют национальности, вероисповедания и сексуальной ориентации! И это означает в том числе то, что если правила общественного поведения, нормы морали, да и сам закон нарушил, условно, азербайджанец или гей, он должен отвечать так же, как русский или натурал. Ведь в этом и есть высшее проявление тезиса «перед законом все равны».

Ведя себя по принципу «как бы чего не вышло», представители большинства перестали публично отстаивать свою точку зрения. Нас давят, наши ценности подвергают сомнению, а мы отмалчиваемся, потому что боимся прослыть ретроградами, шовинистами, расистами и даже просто избитыми быть боимся. Боимся, что придет к нашему дому десяток крепких парней, чтобы доказать свою правоту так, как они это умеют.

Мы все спускаем на тормозах, все больше готовы терпеть. Мол, и так можно, и эдак можно. Ничего страшного, главное — не обидеть, не задеть кого-то, как говорится, «лишь бы не было войны» (в нашем случае — конфликта). Пора уже в какой-то момент сказать: нет, вот так нельзя, вот тут граница, вот это у нас не принято и мы настаиваем, что такое поведение в нашем обществе недопустимо.

Такая толерантность в крайней своей форме, которая, например, в Европе стала ответной реакцией на период диктатуры нацистов во время Второй мировой, уже привела к чудовищным последствиям. И никогда я не поверю, что в европейских государствах не стало радикально больше проблем, когда туда после 2011 г. ринулись толпы мигрантов со своими взглядами на жизнь. Кто приезжает из туристических поездок и говорит: мол, все там нормально, вы просто не были, например, на окраинах Берлина, а у меня в этом городе друзья живут. И ничего там не нормально! Люди из числа меньшинства ощущают, что их ценностям, их нормам морали и правилам нет никакого противовеса. Я подчеркну — не агрессивного отторжения, а простого противовеса. Мол, да, у вас принято вот так, а у нас вот так, и учтите это в своем поведении.

Мне очень не хочется, чтобы этот мой текст на DK.RU смотрелся как «вот Кексин опять вылез со своими грубостями и оскорблениями». Напротив, я стараюсь быть максимально корректным, но честным. Потому что больше уже терпеть это невозможно.

Мне откровенно страшно за себя, за будущее своего сына, за то общество, в котором он будет жить лет через 20-30. Общество, которое как легко прогибается под воздействием относительно немногочисленных групп агрессивных людей.

У меня есть моя точка зрения на многие общественные вопросы, на вопросы сексуального воспитания, и я хочу иметь право ее высказывать в рамках, которые мне позволяет законодательство РФ. Я уверен, что со мной согласно абсолютное большинство населения моей родной страны. И да, я считаю, что у каждой страны должны быть какие-то общественные ценности, нормы морали и границы, априори имеющие преимущество перед ценностями, которые привносятся извне. Это не значит, что внешние ценности плохие, а наши — хорошие. Нет, это просто значит, что у нас разные точки зрения. И что мы готовы защищать свои взгляды.

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх