Защита Быкова — как не стоило вступаться за русофоба Гусейнова

 

Дмитрий Львович! Вы хоть и не настоящий филолог, но всё-таки по образованию журналист, какие-то крохи лингвистики должны были запомниться во время обучения. Но ваши возмущения демонстрируют БАЗОВОЕ непонимание важнейшего лингвистического разделения ЯЗЫКА и РЕЧИ.

D5EYpCxWkAAg52o

«Товарищ Быков! Вы большой учёный…»


«Эта либеральная вертикаль, хотя точнее было бы назвать её мафией, до сих пор не сломлена. Она живуча и способна к инстинктивной самоорганизации и стайной защите своих. Кто-то удивится, если Гусейнова заставят понести заслуженное наказание за сказанное – а на улицы выйдут толпы «Я/Мы Гасан Гусейнов»?

» — такими словами заканчивался текст про «клоачный русский язык» и профессора-русофоба из ВШЭ Гасана Гусейнова. И оказалось, что вовсе не требуется быть пророком, чтобы спрогнозировать реакцию либеральной стаи. За Гусейнова бросились «вписываться» самые разные его единомышленники. И тут уж открылись поистине чудовищные бездны саморазоблачения!


Вот высказывается коллега Гусейнова, ещё один преподаватель ВШЭ – Сергей Медведев. Честно говоря, чем больше спикеров оттуда лезет, тем сильнее желание то ли накрыть это место свинцовым куполом, то ли оправдать ожидания — и сходить туда в костюме химзащиты с огнемётом в руках! Медведев без обиняков говорит: «Москва – это «столица объединенной Евразии» и один из редких примеров удачной интеграции этносов, религий и языков без образования этнических гетто и анклавов, это неуклонно исламизирующийся и азиатизирующийся город, где скорее мигранты задают новые нормы и стили жизни, и меня это радует, как хорошая шурпа в ночной забегаловке для таксистов у станции «Кунцево», где никто не говорит по-русски».  То есть только тот пример интеграции этносов может считаться удачным, который даёт на выходе исламизированный и азиатизированный результат на месте славянского города, где уже никто не говорит по-русски?!!! Это – коллективная мечта профессуры ВШЭ???!!


Дальше – больше: «современный русский язык не клоачный, а фашистский». И дальше витийствования про лингвиста-структуралиста Ролана Барта (подстраховка на случай, если прижмут, а он такой: вы меня неправильно поняли, вы же Барта не читали!). То есть, ты, Гасан, ещё мягко выразился! А надо прямо, не щадя чувств – фашистский у вас язык, русские, потому что сами вы – фашисты!


Возвращаясь к предыдущему тексту, снова отметим: ребятишки наслаждаются собственной безнаказанностью. Я тебя назову уродом, дебилом, невеждой, фашистом и ещё кем-угодно — «И чё ты мне сделаешь? Я из ВШЭ! В курсе за такую тему?».


Но самым обильным фонтаном оправданий неуиноватого Гасанчика излился наш сухопутный кит – Дмитрий Быков. Разверз пасть – и как из душа окатил!


Так как краткость, которая сестра таланта, у Быкова никогда даже не ночевала, то разбирать этот камаз помоев и рулон отстоев придётся буквально построчно. Удовольствие маленькое, но ничего не хочется пропускать из того, что гражданин Зильбертруд сам записывает себе в кармическое уголовное дело.


Первый абзац быковского текста посвящён обоснованию крайне натянутого тезиса: «Любой интеллектуал потенциально опасен для сегодняшней российской власти» и Гусейнова, соответственно, травят за то, что он – интеллектуал.


Дмитрий Львович, мы, конечно, понимаем, что корпоративная солидарность – дело святое, но не слишком ли самовлюблённо будет записывать в интеллектуалы исключительно оппозиционеров с либеральным и русофобским мировоззрением? В вашей вселенной что, не может существовать интеллектуал-патриот? Впрочем, о чём мы… разумеется, не может! Во вселенной Быкова, Гусейнова и Медведева титул интеллектуала без сданного теста на русофобию никто не получит! Огромное же множество обычных, порядочных, любящих свой народ и государство преподавателей, учёных, писателей, инженеров и студентов – это всё не интеллектуалы, это так — быдло с «клоачным русским языком». Нерукопожатные фашисты.


Второй абзац посвящён тому, что Гусейнов прав, ибо вокруг нас звучит не тургеневский язык, а «язык телепрограмм и блатняков». Опустим очень странную форму во множественном числе слова «блатняк», которую бестрепетно употребляет такой чуткий к языку Быков, перейдём сразу к фразе: «Ведь на самом деле единственная духовная скрепа – это русский язык, великий и могучий, подчеркиваю, правдивый и свободный, гибкий и пластичный, необычайно насыщенный, насыщавшийся множеством слоев. К сожалению, большинством используется либо бюрократический русский либо русский, простите, криминальный».

Дорогой Дмитрий Львович! Вы хоть и не настоящий филолог, но всё-таки по образованию журналист, какие-то крохи лингвистики должны были запомниться во время обучения. Так вот, ваши возмущения демонстрируют (равно как и откровения Гусейнова, хотя он вроде бы филолог) БАЗОВОЕ непонимание важнейшего лингвистического разделения ЯЗЫКА и РЕЧИ. Для физика – это как не знать закон Ома! Язык – формализованная, кодифицированная система. Речь – живая, окказиональная среда. Речь – шире языка, так как она постоянно стихийно использует все его возможности. Это и словотворчество, и заимствования лексики, и образование новых фразеологизмов, и перезагрузка старых слов новым смыслом («мальчик в клубе склеил модель»). Это – абсолютно НОРМАЛЬНО! Абсолютно! Целиком и полностью. Это – естественный и непрерывный процесс приспособления языка под нужды выражения конкретных мыслей конкретной эпохи. Более того, далеко не всё из того, что активно используется в речи и пугает впечатлительных людей, переходит на следующий уровень – в язык, многое отмирает, забывается. Ей-Богу, ну азы же лингвистики, первый курс!


Так что ничего с языком плохого не случилось – он остаётся зафиксированным в учебниках, словарях, произведениях классики, а самое главное – всё это остаётся практически полностью понятным любому современному человеку. Любой текст Пушкина нам понятен, любой текст Толстого. Это лучше всего сигнализирует, что с языком всё в полном порядке и вообще в обществе, и у каждого конкретного человека. А речь… речь вечно пластична, она может склоняться то в сторону канцелярита, то в сторону профессиональной лексики (времена СССР), то насыщаться религиозными или субкультурными терминами. Вчера речь одна, сегодня другая, завтра – третья. Жаловаться, что живая речь не совпадает с тургеневским языком может только, извините, дурак. Да. Совсем не интеллектуал.


И, уж простите, гражданин Быков – но вам-то, как какому-никакому историку, следует знать, что русский язык уже лет триста, наверное, испытывает сильнейшее влияние бюрократической речи. Начиная с гоголевских чиновников и до платоновского социалистического новояза – да, это всё тот самый канцелярит в разных его формах. Как-то поздно вы спохватились!


Что касается якобы сильного проникновения криминальной лексики в бытовую речь – поверьте, это не так. Современное блатное «мурчалово» — это не лагерный жаргон из произведений Солженицына, и не речь гопников. Вы бы в нём мало что поняли – и это лучший признак того, что оно остаётся речью дна, а не общественной языковой нормой.


«Некоторые люди пишут: «Гусейнов должен извинится», – без мягкого знака. Они оскорбляют этим язык, данный нам предками. Ведь грамматические правила даны нам предками, это страшное оскорбление. Они топчут память предков, когда не знают, как распорядиться «-ться» и «-тся» — на этот пассаж ответить буквально нечего. «Топчут память предков»! Кажется, что это в сердцах сказала сильно выпившая учительница русского языка в средних классах, но не «писатель-интеллектуал». Дмитрий Львович, вы трезвым это писали? Представьте себе, и у Пушкина были орфографические ошибки, и у Достоевского! Вы их рукописи читали? Они тоже топтали память предков? Достоевский топтал Пушкина, а Пушкин – Державина, так?


«Эти критики (Гусейнова — прим.) ни одного своего предка не знают, не помнят ничего, не читали этого. Они просто оскорбляют сам факт существования русского языка» — честно говоря, вот примерно здесь «дискуссия» имеет все основания закончиться пощёчиной. Это просто уже облыжные и огульные оскорбления, переходящие на личности, массы незнакомых людей.


И, наконец, последняя фраза адресована Гусейнову: «Наши предки любуются вами». Гражданин Зильбертруд, пожалуйста, не разжигайте антисемитизм! По крайней мере, не так откровенно.



Григорий Игнатов


Обращаем ваше внимание что следующие экстремистские и террористические организации, запрещены в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН).

Источник ➝

Кто не хочет рожать солдат, будет рожать рабов

Удивительно, какие поводы могут всколыхнуть «прогрессивную общественность» на массовые сетевые протесты. За какие веточки готовы цепляться люди, чтобы поднять шум. Но, чуть поразмыслив, уже не удивляешься – все на самом деле предсказуемо до зубной боли.

Некий блогер Бигильдин выдал возмущенный пост про то, как в его детском саду вывесили плакат с «окровавленными детьми», изображающими солдат Советской армии, и родителей уговаривали на детскую фотосессию в подобном стиле. Грохот поднялся такой, будто воспитанников детсада на войну отправляют.

Подключились даже федеральные каналы. На одном из них журналистка трясла этим календарем, переворачивая листы с видимым отвращением. Держала его, «как бомбу, как ежа, как бритву обоюдоострую...». Нашли и заказчика календаря (провайдер «Мастерхост»), потребовали ответа.

Руководитель отдела маркетинга компании комментировала с явным смущением, будто оправдывалась за своего руководителя, допустившего досадный промах. Потом журналистка смачно вспоминала о погибших и замученных на войне детях-героях, явно проводя параллель с их судьбой и мальчиками на фото. Государственный канал, между прочим. В департаменте образования Москвы мгновенно и так же испуганно открестились – мы ни при чем, «он сам ко мне пришел».

Что же так возмутило публику и напугало чиновников? Только давайте честно, перед собой честно. Примем к сведению не то, что говорят, а то, что на самом деле. В глубинном пласте отрицания.

Образ Победы. Образ победившего в страшной войне солдата. Именно он бесит. И с художественной точки зрения, и с профессиональной, те немногие фото, что попали в общий доступ – великолепны. Мальчишки, что «играли» для снимков – сделали это гениально. Они не войнушку изобразили. Они вошли в роль.

Ой, малышам ломают психику! Да перестаньте. В моем детстве, когда не было споров, надо ли защищать Ленинград, а за шутку «пили бы «баварское» могли просто набить морду, так вот тогда за право сняться в таком календаре мальчишки бы просто дрались. В пионерском лагере, помню, на конкурсе наш отряд под «Бухенвальдский набат» ставил сценку.На снимках настоящие воины перед лицом смертельной опасности, готовые стоять насмерть, но победить. Пацаны это почувствовали. Правильные пацаны. Наши. Мужики, хоть и маленькие. И это пробирает до печенок. А некоторых – пугает до чертиков. Они не хотят, чтобы наши мальчишки могли так смотреть. Потому что тогда они проиграли.

Были там и окровавленные бинты, и прочие вещи, от которых нынешних «возмущенных родителей» просто разорвало бы. Никому это психику не повредило. Зато нравственные ориентиры «хорошо-плохо» не были расшатанными. И не возникало вопросов – а надо ли было?

«Не хочу солдат рожать!» – стонала одна кликуша. Не хочешь рожать солдат – будешь рожать рабов. Или есть планы, случись что, на другую сторону переметнуться? Так там тоже солдаты нужны.

В одной из дискуссий человек с пылом восклицал – а календарь с детьми у станков слабо было сделать? Ну, во-первых, вопрос надо адресовать самому вопрошающему. Если вы считаете, что это нужно сделать, что вас останавливает?

А во-вторых, и это гораздо важнее, налицо примитивная и одновременно подленькая манипуляция. Вопрошающий легким шулерским мановением руки противопоставляет тех, кто воевал, с теми, кто ковал победу в тылу. Следите за руками. Вы заказали плакат с детьми-воинами, но не заказали с детьми у станков, значит, вы не уважаете детей у станков. Вы говорите: да нет, я уважаю – и вы уже оправдываетесь. До того примитивно, что часто работает. А главное, возникает ощущение, что эти люди – воевавшие и работавшие – по разные стороны баррикад. Что манипулятору и требовалось.

Ровно по такому же методу работали манипуляторы, запуская проект «Бессмертный барак». Ведь запустили его не просто так. Его запустили в противовес «Бессмертному полку». У вас «полк», а у нас будет «барак», который против «полка». Чувствуете вектор мысли? Те, кто в «бараке», против тех, кто в «полку». Вот только гложет меня ощущение, что если бы те, кто сгинул в реальных бараках ГУЛАГа, узнали, что эти манипуляторы подстроили так, чтобы их считали противниками тех, кто костьми ложился на поле боя против захватчиков, они бы их своими собственными лагерными руками передушили.

Из той же оперы предложения «поскорбеть» в День Победы. Опять вроде как хитро, а на самом деле тупо в лоб, попытка подменить понятия и противопоставить победителей и жертв войны, а заодно подсадить в мозг «жучка», который будет разъедать – об этой Победе нужно скорбеть. Нет уж, дорогуши, скорбим мы о своих павших. А Победу мы праздновали и будем праздновать. Со слезами на глазах, но праздновать.

И чем ближе День Победы, тем таких манипуляций будет больше и больше. «Им» и этот день, и то, что он нас объединяет, страшнее коронавируса. Крепитесь, будут бить все сильнее. Надо держать удар.

А возвращаясь к календарю, хочу сказать вот что. Календарь вышел «подарочным» тиражом 500 экземпляров. Для своих, одним словом. Но если в «Мастерхосте» не дураки сидят, им сейчас самое время увеличить тираж раз эдак в сто. Разойдется влет. Я бы взял.

Популярное в

))}
Loading...
наверх