Последние комментарии

  • sobirov.34@mail.ru Sobirov19 апреля, 6:14
    НАКОНЕЦ ЭСТОНИЯ ЗА УМ ВЗЯЛАСЬ! ДАВНО НАДО БЫЛО ТАК!Президент Эстонии позвала Путина в гости
  • Галина Чемарина19 апреля, 5:44
    Да потому-что весь мир окутан щупальцами империализма в котором 3% населения владеют 89% ресурсами земного шара.Они ч...Неужели вам действительно непонятно, почему популярность Сталина растет и, похоже, продолжит расти?  Отгадка-то всего в два слова
  • barnaul_Сергей19 апреля, 5:34
    Печеньки западные кончаются, а кушать хочется.Президент Эстонии позвала Путина в гости

В отличие от англо-американского, в советском кинематографе нет ни одного жизнеутверждающего мужского образа

Парни, парни, в чём же наша сила?

 
 

«Где, покажите нам, Отечества отцы?».

А.С.Грибоедов

 «Из всех искусств для нас важнейшим является кино».

В.И.Ленин

В конце 2018 года российское информационное пространство будоражили две заунывные темы. Сначала, после объявления пенсионной реформы, — дружный, хотя и тихий вздох российских мужчин: «Теперь до пенсии вообще не дожить!

», который в последних числах декабря перешёл во всеобщее раздраженное скрежетание зубами: «Ужас, смотреть на праздники нечего, до дыр затёрли советскую классику уже!» Пустота праздничного экрана причинила моим знакомым едва ли не больше неудовольствия, чем перспектива преждевременной, без пенсии, голодной кончины…

Справедливости и статистики ради, об этом особенно не говорят, но российские мужчины: благородные, самоотверженные, добродушные мужчины, — и так ни до какой пенсии, в основном, не доживали. В московском метро в час пик можно наблюдать, за вычетом трудолюбивых мигрантов, почти исключительно женщин, причем с довольно кислыми и унылыми лицами. Та же самая ситуация — во всех театрах, выставках, торговых центрах, кафе и ресторанах. Три-четыре дамы на одного кавалера — вот такой типичный столик в московском кафе...

А вот когда мне довелось отправиться на подмосковное Перепечинское кладбище, проведать место упокоения моих дорогих бабушки и дедушки, — вот там-то как раз мужчины были в подавляющем… очень сильно подавляющем большинстве.

Фотографии мужских лиц сплошными рядами радостно улыбались с чёрных могильных плит, брутально выдвигали челюсти, гордо щурились… Возраст же, в котором все эти джентльмены навсегда уступили дамам место в общественном транспорте, — 25, 27, 35 лет… Редко-редко на фотках какой-нибудь упёртый зубр, дотянувший аж до 45, и уж совсем редко — почтенная шестидесятилетняя дама среди юных мужчин, как шальная императрица в гусарском малиннике. Кладбищенское зазеркалье нашего общества...

Так вот, 1 января 2019 года, второй раз за новогоднее утро попав на прекрасный и душевнейший советский фильм «Девчата», я внезапно для себя призадумалась. А не связаны ли, вообще-то, эти две темы: тихой сапой расширяющая свои позиции смерть-упадок, и наш славный кинематограф, — какой-то глубокой, хотя и не очевидной связью? Что, если здесь копнуть чуть поглубже?

То, что я собираюсь сказать дальше, наверняка будет «не под шерсть» как почитателям советской киноклассики, так и патриотам вообще. Но что поделаешь: медицина — это чаще всего больно. А в советском, и далее — в постсоветско-российском отечественном организме чувствуется наличие некоего глубоко запрятанного гнойника, уничтожающего русскую мужскую массу, и сильнейшим образом ослабляющего страну.

Попытаемся обнаружить его через призму отечественного киноискусства в лучших его проявлениях.

Ещё раз – я вовсе не хочу облить грязью то святое, что у нас есть, подрубить наши славные корни и разорвать скрепы. Современное российское кино — во всяком случае, пока — ерунда в массе своей, хотя оно не стоит на месте, растёт и развивается. Но печальная истина заключается в том, что и прекрасное, нежное, тёплое «ламповое» советское кино, в том числе — и лучшие его образцы, которые влияли и продолжают влиять на очень многое, это с некоторой (на первый взгляд, незаметной) стороны — пропаганда суицида, унижения и антижизни.

С некоторой стороны, прошу заметить; далеко не то же самое, что со всех сторон. Но, тем не менее, эту сторону надо увидеть, и не стоит от неё отворачиваться.

Так вот, в отличие от англо-американского, во всём советском кинематографе (странное дело!) не сыщется ни одного достоверного и жизнеутверждающего мужского образа.

Погодите-погодите, дорогие мои золотые сердца, боящиеся не дожить до пенсии, не надо хвататься за святую воду и автомат Калашникова.

Критерии жизнеутверждающего мужского кинообраза предлагаются следующие.

1) Персонаж фильма должен быть популярен, и слава его должна пройти проверку временем. Это должен быть живой, яркий, победительный, художественный образ, влияющий на «коллективное бессознательное». Фильм с этим персонажем люди должны с удовольствием смотреть сейчас.

2) Персонаж не должен быть негодяем. Силы зла зачастую обаятельны, но с ними не сваришь каши. Нас интересует свет, жизнь… и каша.

3) Персонаж не должен погибать в кадре, и смерть его не должна подразумеваться вскоре. «Ты не взошёл на Эверест, если ты не вернулся с него живым».

4) Актёр, исполняющий роль героя, не был по жизни тяжелым наркоманом/запойным пьяницей. Иначе это, при любом внешнем шарме, не справившийся с реальной жизнью самоубийца. «Ты не взошёл на Эверест, если ты не вернулся с него живым».

5) Актёр, исполняющий роль героя, в реальной жизни не терпел открытых измен и не носил ветвистых рогов, годами сидя в браке с унижающей его женщиной. Любовь, конечно, зла. Но умение терпеть унижение и предательство – не то, чему стоит бессознательно учиться. А люди обучаются бессознательным подражанием.

6) Актёр, исполняющий роль героя, родил и воспитал здорового сына либо двоих здоровых дочерей. Имеющие одну здоровую дочь — с полупроходным баллом. Да, такой вот цинично патриархальный критерий, но в нашем обществе с послевоенным гендерным перекосом в женскую сторону — вполне оправданный. Раз мужчины в дефиците — это в любом случае плохо для популяции, смотрим на тех, кто способен их производить и растить. Тайные, брошенные дети — не в счёт. Мало быть здоровым, чтобы называться отцом: отец — тот, кто хоть тушкой, хоть чучелом принимает участие в воспитании, кто за руку ведет чадо в будущее и учит выживать и побеждать.

7) Действие фильма происходит в стране создания, и в промежутке плюс-минус 50 лет от времени создания. Исторические картины гораздо меньше влияют на поведение людей.

Так вот. У англичан и американцев, какие б они ни были тупые, таких жизнеутверждающих единств актёр-персонаж — в избытке. У них крутых на экране мужиков и суперменов играют реальные спортсмены и многодетные отцы. Их сыновьям есть в кого играть во дворе, и с кого «лепить жизнь».

1. Харрисон Форд (Индиана Джонс) — три сына и дочь.

2. Тимоти Роббинс («Побег из Шоушенка») — сын и дочь

3. Брюс Уиллис («Пятый Элемент», «Малыш», «Крепкий Орешек») — пять дочерей.

4.  Сильвестр Сталлоне (Рокки) — два сына и три дочери.

5. Том Хэнкс (Форрест Гамп) — три сына и дочь.

6. Шон Коннери (Джеймс Бонд) — сын.

7. Пирс Броснан (Джеймс Бонд) — трое сыновей.

8. Роджер Мур (Джеймс Бонд) — двое сыновей и дочь.

9. Джордж Лэзенби (Джеймс Бонд) — три сына и две дочери.

10. Тимоти Далтон (Джеймс Бонд) — сын.

…И так далее, и тому подобное. Много их таких там.

А у нас… Кто наскребается в этом плане, если по памяти?

1. «Семнадцать мгновений весны», Штирлиц — Вячеслав Тихонов.

«Суперразведчик», «самый умный человек». Любимый герой анекдотов, которые поддерживали наших людей в минуту жизни трудную. В реальности — жена, Нонна Мордюкова, долго открыто изменяла и, в конце концов, бросила. Сын умер от наркотиков. Здоровая дочь Тихонова, родившая ему двоих внуков, дала бы ему полупроходной балл, но цепляние за унизительные отношения с первой женой подводят. Образ он создал мощнейший, но, получается, несколько обманный. Установка на терпение и одновременно на отстраненность от жизни: «Сиди с умным лицом, и не обращай внимания на бордель в твоей семье. Всё и так будет хорошо — ты же умный и выше этого». Нет, хорошо вряд ли будет. От философского бездействия жена окончательно уйдёт, а сын «сторчится».

2. «Высота», Николай Пасечник; «Девчата», Илья Ковригин; «Весна на Заречной улице», Саша Савченко — Николай Рыбников.

Играл «первого парня» — не на деревне, а на стройках, лесоповалах и прочих промышленных объектах, гордого любимца женщин. Играл красиво, талантливо… В реальности — единственная жена, красавица-актриса Алла Ларионова, открыто изменяла. За Рыбникова вышла замуж по принципу «запасного аэродрома». Единственная дочь Рыбникова умерла молодой и бездетной. Установка «Терпи измены и неуважение ради чего-нибудь блистательного, ради блистательной женщины, например, — и тебе будет хорошо».

И вот, товарищи-граждане, как это, по-вашему, могло получиться, что главные два супермена советского экрана в жизни оказались покорными рогоносцами-подкаблучниками? Не передали ли они каким-то образом свою установку обманываться и терпеть предательство — всему народу? Народу, неоднократно преданному и обманутому своими элитами… Народу, неоднократно покорно сыгравшему со своей элитой — ради блистательной, великой идеи — в игру «давай, русский народ, съедим сначала твоё, а потом каждый своё».

3. «Место встречи изменить нельзя», капитан Глеб Жеглов — Владимир Высоцкий.

Блистательный мужчина, заслуженно ставший кумиром миллионов, во время исполнения этой роли уже умирал от наркотиков. Кроме того, супермена он играет с налетом злодейства – когда в конце фильма безжалостно убивает неплохого, в сущности, человека. Вместе с этой ролью могла прийти установка «сильный человек – обязательно убийца и мерзавец» и один из двух выводов: либо «так и надо быть убийцей», либо «буду лучше слабым, смысла нет». А также главные капсулы яда: «Сильным можно быть только при помощи веществ», «Любой ценой надо казаться, а не быть». Про браки и детей Высоцкого здесь рассказывать нет смысла.

4. «Как закалялась сталь», Павка Корчагин; «Место встречи изменить нельзя», Володя Шарапов — Владимир Конкин.

По главной своей роли — его (и Николая Островского) герой сражается и гибнет за великую идею коммунизма, жертвуя своей жизнью ради Революции, плодами которой должны будут пользоваться будущие поколения, чужие дети. Альтруизм в гиперкубе, первомученик христианства, «оставь всё и следуй за Мной». Фильм исторический, снятый через 55 лет после описываемых событий. По второй — ученик, успешный и талантливый помощник, способный на геройский рывок, то есть, опять-таки, на самопожертвование и, в итоге, «мистер зрительских симпатий». Супермен-подмастерье. В жизни страдал алкоголизмом не один десяток лет, хотя в конце жизни победил его и снова стал работать. Трое детей (двое сыновей), трое внуков. Как многодетному и победившегому алкоголизм поставим полупроходной бал.

5. «Брат», «Брат-2», Данила Багров; «Война», капитан Медведев — Сергей Бодров.

«В чём сила, брат?» «Борец за правду». С одной здоровой дочерью и ролью харизматичного парализованного капитана Медведева взял бы полупроходной балл. Но роль парализованного Медведева — очень маленькая. В главной своей роли, роли Данилы — Бодров играет бандита, наполовину негодяя, не уважающего людей и по устройству своему совершенно не уважающего человеческую жизнь. Что-то вроде Дона Корлеоне, только с бóльшим сердцем и мéньшими мозгами. Или продолжатель капитана Глеба Жеглова — убивает совсем уж походя. Так что всё-таки нет, довольно далеко он отстоит от жизнеутверждающей модели.

6. «Утомлённые солнцем», генерал Котов — Никита Михалков.

В жизни Никита Сергеевич Михалков — харизматичный человек и отец троих детей, в том числе и сына. Не только актёр, но сам — режиссёр-творец. Однако в кино — убивает себя, своего самого яркого и позитивного персонажа. Потом он почувствовал эту проблему и попробовал товарища Котова воскресить — в «Утомлённых солнцем-2», но зрители освистали картину за фальшь и ложь. Фальшивые, пустые и ложные картины мы, увы, не берём. Короче, Михалков многое мог и понимал, смог ярко показать некоторые проблемы, но у него не получилось их решить.

7. «Москва слезам не верит», Георгий Иванович — Алексей Баталов.

По фильму — настоящий мужчина в царстве женщин, алкоголиков и приспособленцев (хотя и сам эпизодически запивает). Установка «будь гордым и делай своё дело хорошо». В жизни одна дочь здорова, вторая — страдает ДЦП, но не по вине Баталова, а из-за ошибки врачей. Баталов же воспитал её так, что она справилась и стала очень успешна. Одна внучка. Несмотря на не зависящие от него проблемы с дочерью, это благородная душа, полный достоинства образ, оскароносный фильм, одна здоровая дочь, вторая интеллектуально плодотворная дочь. В отличие от Тихонова, не состоял годами в унизительных отношениях. Согласно принятой выше шкале, признать его «суперменом» нельзя, но он — молодец.

8. «Офицеры», Иван Варавва — Василий Лановой.

Настоящий мужик в жизни. Но его кинообраз, с евангельскими, вернее — антиевангельскими коннотациями (Варавва — имя бунтовщика-разбойника, которого иудеи предпочли оставить в живых, чтобы распять Христа), оказался поверхностным и не очень-то прошёл проверку временем. По удержанию внимания — на порядок слабее «тоталитарно-наркоманского» «Места встречи».

9. «Два капитана», Саня Григорьев — Борис Токарев.

Один сын. Но та же проблема, что и с Василием Лановым: фильм, гремевший в свое время, сейчас устарел и довольно скучно смотрится. Так что полупроходной.

10. «Чапаев», Василий Иванович Чапаев — Георгий Бабочкин.

Фильм признан шедевром мирового кинематографа. Василий Иванович — кумир советских мальчишек, особенно в 30-е годы, и, впоследствии герой многочисленных анекдотов — такой же, как Штирлиц сорок лет спустя. У актера — две дочери. Но его герой, как и Павка Корчагин, — гибнет. Установка: умри, даже — «красиво захлебнись в отчаянном бою». В 1941 году эта установка была выполнена значительной частью мужского населения нашей страны. Конечно, можно сказать, что им ничего другого не оставалось, когда на нашу страну обрушилась вся мощь развитой индустриальной Европы. Но — даже если счесть это простым совпадением: война закончилась, но в мирное время смертность мужчин в СССР продолжала оставаться невероятно высокой.

11. «Джентльмены удачи», Евгений Иванович Трошкин и «Доцент» — Евгений Леонов.

Играл в комедиях. Это очень сильно понижающий влияние фактор… Но по остальным критериям это — реальный супермен. Он нехотя, но успешно сразился за добро в фильме, и в жизни вырастил сына. Без алко- и нарко- аддикций. Трое внуков. Образ, созданный этим достойным мужчиной, смотрят бесконечно. Мало того, он вошёл в подсознание поколения 70-х—80-х ещё раз, когда озвучил любимого всеми «Винни-Пуха». И в третий раз — когда стал моделью для обложки издания толкиеновского «Хоббита». И таким образом, для наших людей, оказался лицом благородного «взломщика» Бильбо Беггинса, благополучно сходившего в драконье логово и вернувшегося живым. Очень жаль, что главная его роль — комическая, что ему не удалось развернуться в полнокровной возвышенной кинороли.

12. «Шерлок Холмс», Шерлок Холмс — Василий Ливанов.

Два сына, дочь, четверо внуков. Без химических аддикций. Но старший сын страдал от алкоголизма, признан виновным в убийстве, сам актёр играет классический образ зарубежной литературы — иностранца, англичанина в историческом фильме, с временным разрывом от времени съёмки более ста лет. Не то.

13. «Три Мушкетера», д’Артаньян — Михаил Боярский.

Состоявшийся мужчина и отец двоих детей, но, как и Ливанов, играет классический образ зарубежной литературы — иностранца, жившего больше века назад. Не то.

14. «Белое солнце пустыни», красноармеец Фёдор Сухов — Анатолий Кузнецов.

Гениальный товарищ Сухов — стопроцентная ролевая модель. Но у него только одна дочь. Полупроходной балл по изначальным условиям.

15. «Бриллиантовая рука», Семён Семёнович Горбунков — Юрий Никулин.

Этот фильм тоже смотрят бесконечно. Фронтовик, сын, трое внуков, не пил и не «торчал». Долгие годы был руководителем цирка на Цветном бульваре. Настоящий мужчина. Но, увы, понижающая комическая роль.

16. «Судьба человека», Андрей Соколов; «Война и мир», Пьер Безухов — Сергей Бондарчук.

Кинороли его довольно бледны. Но у него трое детей, и в качестве режиссёра он получил мировое признание. Несомненно, успешный человек, настоящий супермен в советских условиях, его стратегии: как жизненные, так и сыгранных им персонажей, — оказали огромное влияние на наше общество. Главной стратегией стала семейственность — в противовес советской «братско-товарищеской» коллективности.

17. «В бой идут одни «старики», Леонид Титаренко — Леонид Быков.

Сын и дочь. В фильме — мощное единство режиссера-творца, актера и образа. Его герой — сверхинициативен, хотя и в контексте внешнего давления (военной угрозы и жесткой армейской структуры). В фильме Быкова заложены две очень, очень важные для нашего общества идеи. Во-первых, необходимость сохранения и учёта предыдущего (исторического) опыта. Это слабое место русских (и украинцев) — в момент усталости и раздражения с детски-подростковым максимализмом выбрасывать «в мусорку» целые эпохи прошлого, а то и весь свой исторический опыт. За последние сто лет такое отвержение происходило раз пять. Это болезненно много, люди не могут строиться посреди таких водоворотов. А опыт и эпохи стоит наслаивать, делая знания и культуру все более и более объёмными. Так, например, поступают в Англии, стране, куда неизменно утекают наши деньги и элиты. По забавному совпадению, каста людей, правящих Англией (а заодно, по-видимому, и миром) называется «Old boy network» — «Сеть старинных мальчиков». Здесь важны оба компонента: и то, что они «старинные», то есть опирающиеся на опыт и сросшиеся с ним корнями, и то, что они «мальчики», то есть юные духом люди, открытые всему новому. Это живая структура в Англии. А Быков сделал образ такой «старинной и юной» структуры в своем фильме сам.

А второй важный момент — это ведущая роль вдохновения для всякого развития. В фильме взял боевой лётчик, командир — и создал оркестр.

Досадно, что Быков, как многие гении, опередившие своё время, в некоторой степени пострадал от неумения наших соотечественников создавать горизонтальные связи, и даже пережил в связи с этим момент депрессии, хотя и задолго до своего триумфа.

Наши страшно много энергии теряют на том, что не создали реального живого этикета, который бы смягчал острые углы, не очень умеют ладить друг с другом, не то что «сеть» создать. Нет у нас пока достаточно крепкой и одновременно гибкой человеческой сети, чтобы «удерживать опыт». Поэтому «перестройка» прокатила. «Приходите молодые, как хотите, так и воротите». Ну, и наворотили Горбачёв с Ельциным, перечеркнув весь опыт и все достижения прошлого….

А вот опередивший своё время Леонид Быков в роли Леонида Титаренко выпускал новичков в бой только после крепкой проверки на усвоение опыта. И Быков стоял на своих позициях до последнего, на трезвую голову, сохраняя доброжелательность к окружающим. Герой. Погиб в автокатастрофе, которую признали случайной и списали на «ошибку» самого Быкова. Впрочем, о Леониде Фёдоровиче нужна будет отдельная статья.

18. «А зори здесь тихие», старшина Федот Васков — Андрей Мартынов.

Сын и трое внуков. Актёр интересен ещё и тем, что в реальной жизни был женат на немке. Это примечательный факт, поскольку, хотя западные джентльмены часто-густо берут наших согражданок на роль своих слабейших половин, но вот евро- и амероледи чаще воспринимают наших джентльменов как marry down, в качестве своих сильнейших половин не рассматривают и замуж за них не спешат. А Мартынов-«Федот» — смог. Ему и карты в руки.

Чему учат «Зори»?

«Не борщи и не перебарщивай с показной мужественностью», «Реальный результат и удобство важнее понтов», «Умей делегировать обязанности». Федот, не добившись послушания и дисциплины от мужчин, взялся спокойно работать с женщинами, то есть иметь дело с тем, что есть. Согласился иметь дело с реальностью. А мог бы уйти в амбицию и иллюзии.

«Не опирайся на иллюзии, только на реальность, не ходи в болото без опоры, не такой ты и крутой сам по себе» – это очень нужное правило, с этим у нас в стране реально швах. Коммунисты, горячие головы и сердца, равно как и немногие искренние энтузиасты прозападно-капиталистической перестройки – опирались на вымышленное будущее всей тушкой. Со всей серьёзностью. «Коммунистическое будущее наступит», «Заграница нам поможет». А когда это жидкое вымышленное будущее растаяло и глюкануло, как болотная хлябь под ногами у восторженной Лизы Бричкиной — миллионы людей захлебнулись в отчаянии, голоде, нищете и алкоголизме.

…Лиза Бричкина, ошалевшая от долгожданной любви простая красавица Лиза, с хлипкой тросточкой вознамерившаяся перепрыгнуть пропасть в один прыжок, пуще самосохранения жаждущая кому-то что-то доказать и задохнувшаяся в болотной чёрной жиже – один самых страшных кадров советского и российского кинематографа.

…Россия-матушка покрепче Лизы Бричкиной, и более хранима богами, когда очертя голову суётся в различные эксперименты и прыгает по пропастям в угоду обаятельным идеологам. Но наши людские потери, ах, наши людские потери! Наши периоды чёрного отчаяния!.. Крепость в итоге может не пасть, но истечь кровью. Разница на практике невелика. Это смертельно опасно.

…Федоту также принадлежит интересная фраза, которую он причём произносит, предусмотрительно не выпуская из рук металлического предмета: «Война – это не кто кого перестреляет. Это — кто кого передумает!» В Холодной войне вожди союза сосредоточились на оружии, чуть более чем полностью игнорируя факт культурного отставания. Результат — минус миллионы жизней и десятки строчек в экономическом рейтинге. И все это крушение — без единой бомбы.

19. «Покровские ворота», Костик — Олег Меньшиков.

Обаятельнейший бойкий Костик, редкий на советском экране образ веселого героя-дипломата. И Меньшиков — один из лучших ныне живущих российских актеров. Но — бездетен.

20. «Дни Турбиных», полковник Алексей Турбин; «Ирония Судьбы», Женя Лукашин; «Служебный роман», Анатолий Новосельцев — Андрей Мягков.

В самых значимых своих ролях сыграл старорежимного одинокого офицера-суперинтеллигента, великовозрастного маменькиного сынка и отца-одиночку. В реальной жизни бездетен.

Итак, пришло время подбить итоги. А упало, Б пропало, кто остался на трубе? И на какие установки наше общество опирается в реальности, кроме тех, которые оказались яркими, но иллюзорными и не сработали?

1) Леонид Быков, «В бой идут одни старики»: установка — «опирайся на опыт и традицию, умей отдыхать, с осторожностью относись к новичкам»

2) Сергей Бондарчук, «Война и мир»: установка — «опирайся на свою семью, коллективность не работает».

3) Андрей Мартынов, «А зори здесь тихие»: установка — «опирайся на реальность, а не на понты. Не суйся в болото без опоры, не такой ты и крутой сам по себе. Лучше быть смешным и опереться на женщин, чем из-за понтов показной мужественности провалить задание и пойти под трибунал».

4) Леонов, «Джентльмены удачи» /Никулин, «Бриллиантовая рука»: установка — «Делай, что должен, и будь, что будет. Делай, что должен властям и свету в своем сердце. Оставайся достойным человеком в испытаниях». Из-за того, что роли комические, влияние этих персонажей ослаблено. Но многие люди в нашей стране, хлебая нищую баланду и получая копейки, ведут себя именно так. На них и держится наша загулявшая страна. Так же, как на этих старых фильмах держится новогодний эфир.

В общем, такие вот на нашем экране мужчины-«тягачи-локомотивы», и такие работают у нас установки. Это — живая реальность. Это — практически актуальная инструкция для выживания в нашей стране. Примерно так мы в итоге и живем, после всех экспериментов ХХ века. Но в глаза бросается некоторая однобокость картинки, да? Например, всецелая обращенность в прошлое.

Мы — пока что! — многого не умеем по-настоящему.

С будущим мы — пока что! — не умеем работать спокойно, опираясь на прошлое, реалистично и приветливо. Попытки опереться на детскую фантазию о будущем, отвергая с подростковым максимализмом прошлое полностью – не совсем то. В коллектив без внешней угрозы — пока что! — не очень умеем организовываться, за редким исключением, не очень умеем строить горизонтальные связи, а вот несколько феодальный принцип семейственности рулит почти везде. Мы пока что, как нация, не освоили умение горизонтальных связей! Поэтому, кстати, русские за рубежом — почти не образуют национальных диаспор.

Также и образа свободного и инициативного в мирное время героя, героя, не ведомого за ручку спецслужбами – нет. Ведомые на экране, непьющие в жизни Евгений Леонов и Юрий Никулин — реалистичны. Создавшие на экране образ свободной мужественной инициативы Высоцкий и Конкин — не выдержали какого-то внутреннего напряжения и обратились за поддержкой к веществам. Это всё — не хорошо и не плохо. Это просто есть.

И с плодовитостью, как с умением выращивать себе продолжателей — пока что проблема. Один-два ребёнка у наших, против двоих-пятерых у американцев — это счёт не в нашу пользу. Конечно, были во многом внешние ограничения. Дети требуют некоторых материальных и силовых излишков. На миллионные гонорары голливудских актеров растить ораву продолжателей — просто. На те скромные рубли, которые платила советскому человеку советская власть, — почти невозможно было.

Но почему так вольготно царили эти искусственные ограничения? Почему не платили в Союзе денег тем, кто их зарабатывал? Почему огород можно было завести только шесть соток, не больше? Чтоб не высовывались, не заторговали, не разжирели, не обнаглели граждане? «Чего я боялся, то и случилось со мной». Таких тощих граждан и такой упитанной элиты теперь поискать даже в разных Азиях-Африках. Страх — это тоже баг. Разрыв нейронной цепочки навыка.

Почему организаторы и творцы нашего кинематографа отбирали на роль позитивных, сильных и выживших мужчин — мужчин эволюционно/духовно слабых? Почему отбирали сильных в реальности мужчин на роль негодяев, либо убивали их в кадре? Почему представляли наркоманов и тихих книжных рогоносцев-подкаблучников — в роли суперменов-победителей? И тем внушали нашей мужской массе ложные и вредные поведенческо-энергетические установки. Одним словом, в образе действия советско-российской интеллектуальной элиты всё же был и есть некий неустановленный баг, некий принципиальный конфликт с Жизнью. Некий сбой эстетических и этических установок.

Конечно, ни у Тихонова, ни у Рыбникова, ни у Высоцкого вины нет. Было бы скучнее, если бы и этих фильмов не было, да? Но у них есть роль. И есть ошибка. Просто они не выстроили цельной нейронной цепочки навыка силы, от корней. Получился разрыв цепочки, пропасть, болото. Проблема, в основном, в опоре на внешний ресурс – и при такой опоре почти всегда деградируют свои ресурсы. Тихонов и Рыбников оперлись на энергию блистательной женщины, в ущерб своему самоуважению, Высоцкий — на наркотики в ущерб здоровью. В итоге разрушили себя и не заметили. Нарушили свою целостность, утратили силу.

У нас всё в порядке с потенциалом биологии, воли и интеллекта. Советские мальчики «от сохи», за десять лет ставшие асами, космонавтами, героями войны и профессорами, — убедительно это доказывают. Это доказывают наши спортсмены и программисты сейчас. Но у нас есть баг системы культуры, ошибка образа действия, баг менталитета, не позволяющий превратить потенциальные возможности в кинетические, обнуляющий завоевания и достижения. Белое пятно на картине мира. От этого русские мальчики, вместо того, чтобы двигать общество вперёд, рано уходят под траву. А русские природные ресурсы и деньги за них уходят за рубеж.

Вот надо вычислить этот баг, популяризирующий Небытие.

Перестанут русские джентльмены рано умирать – можно будет, наконец, искренне и по-деловому говорить о женском равноправии. В условиях же, когда на пять живых сорокалетних баб один живой сорокалетний мужик – никакого равноправия, красивых балансирующих отношений и равных зарплат у основной массы женского населения России не будет, блогерши-феминистки могут хоть обрыдаться и обвопиться. Дефицит ресурса задирает его рыночную цену. Будет средневековье, балованные выжившие и всякоразные «цыц, баба!».

У нас есть огромный потенциал. А это всего лишь баг настроек. Надо устранить баг, выправить настройки — и дело пойдёт.

Источник ➝

Популярное

))}
Loading...
наверх