Зона отчуждения: что означает ссора России с Турцией из-за Идлиба

Зона отчуждения: что означает ссора России с Турцией из-за Идлиба
 
 

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган обвинил Россию в нападении на мирных жителей Идлиба. Более того, он поставил очередной ультиматум Сирии: если хотя бы один турецкий солдат пострадает, армия начнет полномасштабное наступление и будет уничтожать сирийских военных везде, где сможет. В МИД РФ отвергли обвинения Эрдогана, в Кремле заявили, что Турция не выполняет сочинские соглашения и свои обязательства по нейтрализации террористов в Идлибе, а также косвенно участвует в нападениях на сирийские и российские военные объекты.

 Вызвано это обострение наступлением сирийской армии на контролируемые боевиками территории. Все участники конфликта обвиняют друг друга в нарушении договоренностей и в том, что от их действий страдают мирные граждане. Александр Новинов объясняет, в чем состоят претензии России и Турции и какие могут быть последствия у их конфликта. 

Идлиб и конец войны

Идлиб остался единственной территорией Сирии, которая не контролируется ни одним из крупных игроков сирийской гражданской войны. Восток Сирии находится в руках Сирийских демократических сил (СДС), за которыми стоят США; север провинции Алеппо, а также часть территории вдоль границы с Турцией оккупированы либо самой Турцией, либо лояльными ей группировками; остальная часть страны находится под властью официального Дамаска. И только Идлиб входит в зону влияния террористов, которых все признают таковыми. А это значит, что для захвата провинции есть как законные основания, так и, самое важное, реальные возможности.

Желтым выделена территория курдов, красным - армии Асада, бледно-зеленым - турецкая зона оккупации, Идлиб (зона в "точках") - боевиков

Казалось бы, присутствие в провинции террористических группировок (к примеру "Хайат Тахрир Аш-Шам", ХТШ*), а также неспособность этих банд самостоятельно противостоять крупным военным силам должно было сделать Идлиб легкой добычей для правительственной Сирийской арабской армии (САА). Однако наступление на Идлиб, о котором так много говорят в эти дни, идет уже несколько месяцев и стало третьим по счету с момента подписания сочинских соглашений в сентябре 2018 года.

Что не так с сочинскими соглашениями

Сейчас как Россия, так и Турция упрекают друг друга в срыве сочинских договоренностей. Эти соглашения между Россией и Турцией предполагали: 

1) отвод тяжелого вооружения от линии соприкосновения САА и идлибских банд вглубь провинции Идлиб на расстояние 15-20 километров; 

2) обеспечение транзитного проезда по шоссе М5 (Дамаск - Алеппо) и М4 (Латакия - Саракиб); 

3) отвод боевиков-радикалов из зоны соприкосновения; 

4) создание совместных турецко-российских патрулей и турецких наблюдательных пунктов внутри зоны деэскалации; 

5) на Россию возлагалась ответственность за то, чтобы САА не предпринимала попыток наступления в зоне деэскалации.

Обмен подписанными экземплярами сочинских соглашений между министрами обороны Турции и России. Сентябрь 2018 года

27 августа 2019 года министр обороны РФ признал, что условия сочинских соглашений в целом выполняются, но с трудом, есть проблемы в реализации. Это примечательно, т.к. за неделю до этого, 21 августа, САА захватила крупный город, находившийся в зоне деэскалации, — Хан Шейхун. Причем наступление в зоне деэскалации, результатом которого стало взятие города, было уже вторым. До этого САА предпринимала попытки наступления с 29 апреля по 5 июня 2019 года. Второе наступление проводилось с 28 июля по 30 августа 2019 года. Сейчас идет уже третье наступление, начавшееся 14 ноября прошлого года. Каждый раз Россия оправдывала их, называя "ограниченными". Как это согласуется с сочинским меморандумом, в Анкаре понять не могут и обвиняют Россию в его нарушении.

Россия же отвечает, что выполнение соглашений сорвано, так как террористы не были выведены из демилитаризованной зоны. Более того, несмотря на договоренности, из идлибской зоны деэскалации продолжились обстрелы авиабазы Хмеймим, на которой расположены российские ВКС. Если бы положение об отводе тяжелых вооружений на 15-20 километров от линии соприкосновения было бы выполнено, то такие обстрелы стали бы невозможны — РСЗО "Град" находились бы от Хмеймима на расстоянии 60 километров при максимальной дальности стрельбы в 40 километров.

Боевики "Хайат Тахрир Аш-Шам" ведут обстрел базы российских ВКС Хмеймим, май 2019 года

Таким образом, претензии обеих сторон справедливы, но они обусловлены самим сочинским меморандумом. Сочинские соглашения сформулированы так обтекаемо, что каждая сторона может трактовать их как хочет. Поэтому проблема даже не в самом меморандуме, а в подписавших его сторонах. Россия считала создание зоны деэскалации временной передышкой для подготовки наступления, а ее поглощение силами сирийской армии неизбежным. Турция же подписывала его, полагая, что Дамаск отказывается от попыток захватить провинцию. Это давало бы Турции возможность подмять под себя джихадистские группировки и де-факто оккупировать еще одну сирийскую провинцию.

Что значит "освобождение" Идлиба для России

В настоящее время освобождение Идлиба и его переход под власть Дамаска — единственное условие для окончания гражданской войны в Сирии. Хоть Сирия и окажется разделена на 3 части (зону официального правительства страны, зону СДС, поддерживаемых США, и зону турецкой оккупации), этого будет достаточно, чтобы заявить о победе над террористам (их в провинции хватает) и окончании войны. Что касается остальных частей, то военный конфликт с ними для Дамаска невозможен из-за заведомой обреченности на провал. Поэтому победной точкой стало бы освобождение Идлиба.

Танк Сирийской арабской армии на позиции в провинции Алеппо, где также ведется наступление. Февраль 2020 года

Такой исход стал бы геополитической победой России, усилил бы ее влияние в регионе и показал бы как надежного и могущественного партнера. Кроме того, если Россия не будет участвовать или хотя бы дипломатически прикрывать правительство Башара Асада, то ее место займет Иран. Проиранские формирования давно рвались штурмовать Идлиб, что в какой-то момент даже стало причиной конфликта между пророссийскими и проиранскими группировками в Сирии. Они с удовольствием займут места российских военных советников и снабжаемых Россией подразделений. Сам Иран, разумеется, не пойдет на открытый конфликт с Турцией из-за тесных экономических связей с этой страной, а ограничится лишь отправкой в бой спонсируемых им группировок.

Что значит "захват" Идлиба для Турции

Если изначально Идлиб был важен для Турции как плацдарм для наступления на курдский кантон Африн, то сейчас это прежде всего вопрос личного авторитета Эрдогана. Практически с самого начала войны в Сирии турецкий лидер обещал своим сторонникам оккупировать Алеппо. Захватить город турецким войскам и их приспешникам не удалось, но если вместо него окажется Идлиб, то это тоже будет неплохим результатом для Эрдогана. А вот возвращение провинции под контроль Дамаска станет для него серьезным ударом. Это поставит крест на его стремлениях сделать Турцию региональной державой, с которой должны считаться все соседи.

Беженцы, направляющиеся на север провинции Идлиб, и встречный им поток турецкой военной техники

Кроме политических, есть и экономические причины, почему Турция не может допустить поражения в конфликте в Идлибе. Это наплыв беженцев. В Турции уже находится около 3,6 млн сирийских беженцев. Последние опросы общественного мнения в Турции показали, что 70% населения страны устали от их присутствия и недовольны тем, что на них тратятся ресурсы, которые могли бы облегчить жизнь самим туркам. Все это сказывается на рейтингах президента Турции.

По подсчетам ООН, за последние 10 недель (с начала третьего наступления САА) свои дома в Идлибе покинули 690 тысяч человек и погибли более 130 мирных жителей. По данным все той же ООН, с начала сирийского конфликта в 2011 году это самый крупный исход внутренне перемещенных лиц за столь короткое время. Чтобы избежать резкого наплыва беженцев, Турции пришлось закрыть границу с Идлибом. Люди вынуждены жить в лагерях вдоль границы.

Дети в одном из лагерей беженцев на севере провинции Идлиб

С другой стороны, Эрдоган умело использует фактор беженцев и шантажирует ими Евросоюз. ЕС платит Турции миллиарды евро на обустройство лагерей беженцев и их снабжение, в обмен Турция не пускает беженцев в Европу. Более того, Эрдоган планирует провести арабизацию северной Сирии, заселив ее сирийскими беженцами на отобранных у курдов территориях. А ЕС, все так же под угрозой наплыва беженцев, вынужден оказывать политическую поддержку Турции и финансировать отдельные области ее экономики.

Когда все закончится?

Уже в 2020 году САА удалось освободить такие важные города, как Маарат Ан-Нуман и Саракиб, а также впервые с 2012 года полностью взять под свой контроль шоссе M5 (Дамаск - Алеппо). Во время наступления боевики не раз сдавали города без боя, даже несмотря на наличие в них крупных фортификационных сооружений, которые могли бы значительно осложнить продвижение сирийской армии. 

С одной стороны, это объясняется тем, что при захвате городов САА перестала стремиться к их окружению и уничтожению боевиков. Такая тактика приводила к большим потерям и давала повод пропагандистам боевиков говорить о страданиях мирных жителей во время штурмов. Вместо этого САА блокирует города с нескольких направлений, демонстрируя, что захват города неизбежен, но оставляет боевиками пути отступления. Подобная тактика уже использовалась САА в сражении с боевиками Исламского государства* (ИГ*) за город Эль-Карьятейн в 2016 году и показала свою эффективность.

Шоссе М5 на карте Сирии

С другой стороны, боевикам, которых всю войну свозили в Идлиб из других частей Сирии, деваться некуда. Рано или поздно они вынуждены будут начать ожесточенно сражаться против САА. То, что сейчас они избегают таких боев, означает, что они надеются на поддержку Турции, причем не только политическую, но и военную. В самом деле Турция за последнюю неделю перебросила в Идлиб значительное количество бронетехники и артиллерии, а также отправила в эту провинцию тысячи солдат. Формально это сделано для защиты мирного населения и в ответ на обстрелы Сирийской арабской армией турецких наблюдательных пунктов в Идлибе, при которых уже погибли 12 турецких солдат и один гражданский специалист. Реально же переброска сил дает Асаду понять, что легкой прогулки в Идлибе не будет, а наступление должно быть остановлено или по крайней мере замедлено. Иначе САА придется воевать с армией Турции.

В феврале турецкое руководство поставило Дамаску ультиматум и потребовало вернуть войска на позиции до наступления. Правда, слишком большой срок выполнения требований (до конца месяца) косвенно указывает, что Турция не будет возражать, если САА не вернется на прежние позиции, но и не продвинется дальше нынешних. То есть даже современный статус-кво вполне устроит Анкару.

Транспортировка систем залпового огня армии Турции в Сирию

Теоретически успокоить террористов-боевиков, находящихся в Идлибе, могла бы всеобщая амнистия, которая гарантировала бы им освобождение от ответственности за преступления. Такое уже не раз практиковалось во время сирийского конфликта. Однако в Идлибе собрались не обычные боевики, а все те, кто счел невозможным идти на компромисс с режимом Асада и был эвакуирован в северную провинцию. Кроме того, они прекрасно помнят, что их более доверчивые товарищи кончили вовсе не так хорошо, как им обещали.

А вот Турцию может успокоить только отказ Дамаска от претензий на провинцию. В этом ее поддерживает не только ЕС, но и США. Накануне спецпредставитель США по Сирии Джеймс Джеффри заверил руководство Турции, что в этом вопросе Вашингтон всецело на стороне Анкары. 

Что касается террористов в Идлибе (не только джихадистов "Хайат Тахрир Аш-Шам", но и невесть откуда взявшегося там и убитого главаря ИГ* Абу Бакра Аль-Багдади), то угроза со стороны САА подталкивает их к тому, чтобы прекратить борьбу с протурецкими "светскими" группировками и перейти под крыло Турции, отказавшись при этом от радикальных идей.

Главарь ХТШ на встрече с боевиками в провинции Алеппо

Так, лидер ХТШ Абу Мухаммад Аль-Джулани заметно снизил активность в борьбе со "светскими" группировками. К сожалению для самого Джулани (до того возглавлявшего филиал ИГ* в Сирии, затем примкнувшего к "Аль-Каиде*"*, а теперь руководящего псевдонезависимой группировкой), у него уже не получится отмыться от прошлых грехов. Последним переходом в его метаниях станет переход на тот свет — Турции такой багаж уж точно не нужен.

В любом случае вряд ли идлибская эпопея, а вместе с ней и вся сирийская война, скоро завершится. Единственным быстрым исходом мог бы быть официальный захват Идлиба Турцией, но сейчас для этого нет подходящих условий. Не говоря уже о том, что это противоречит интересам России и Сирии. 

Но жестко противостоять Турции в Идлибе Россия не может из-за экономических интересов. Турция — важный торговый партнер России, а кроме того, страны объединяют крупная сделка по продаже Анкаре ЗРК С-400 на сумму $2,5 млрд, а также газопровод "Турецкий поток", запущенный 8 января этого года. Рисковать многомиллиардными контрактами, чтобы получить взамен многочисленные обвинения со стороны Турции и стран Запада, нецелесообразно.

* террористические организации, запрещенные на территории России

Источник ➝

А зачем нам кузнец? (с)


Мир после…

1. Стало очевидно, что уход чиновников на карантин, ничего не разрушил. Стало даже спокойнее, поэтому новый мир может волне сократить 80% бюрократии
2. Авиакомпании вполне рады летать по билетам на 70% дешевле — так должно и остаться
3. Дешевая нефть устраивает весь мир, кроме Путина — пусть такой и остается
4. Ритц Карлтон и другой пафосняк легко опускается до 100 долларов за ночь — вот так и держите!
5. Рестораны оказались не нужны. Мир с голоду не умирает. Люди снова научились жарить яишницу и варить гречку.
Зачем выбрасывать деньги на все эти излишества.
6. Школа и институт в помещениях больше не нуждаются. Соответственно и лицензии, которые завязаны на помещения, больше не нужны. Образование уйдет в онлайн и больше не вернется
7. То же и офисный планктон. Выяснилось, что и без него все хорошо, а если чтото нужно, пусть пишут из дома.
8. Люди как то научились жить без зарплат. За ближайшее время появятся интернет альтернативы деньгам. Не биткоины. И это сильно изменит мир
9. Государство оказалось бесполезным институтом, а президент вообще пустым местом. Общество должно задуматься об изменении формата самоорганизации
10. Собаки и кошки стали людям намного ближе и роднее. И это должно привести к сокращению приютов.
11. Телевидение умерло за ненадобностью. Видеоконтент создают все, кому не лень. Потребность в контактном общении резко сократилась
Кирилл Лятс

Картина дня

))}
Loading...
наверх