«Народное единство» разбилось о быт

Праздник 4 ноября, повод для которого сограждане за 20 лет едва запомнили, не только не стал любимым, но и наводит на грустные размышления.

Большинство россиян не ощущают единения с соотечественниками: в его существование верят только очень молодые люди и очень пожилые, в основном на селе и в малых городах. По итогам за семь лет ВЦИОМ отмечает рост таких настроений на 14%, но резкое — на 17% — падение за последние два года. Люди среднего возраста никакого «народного единства» не ощущают. Сам праздник, похоже, так и не прижился: граждане радуются выходному, но не очень понимают, почему он и зачем.

На вопрос, что мешает народному единству, 76% отмечают все более заметные противоречия между богатыми и бедными, обладающими властью и бесправными.

Степан Гончаров, социолог «Левада-центра»:

Фото из личного архива Степана Гончарова

«По данным социологов, для части людей сегодня непонятно, что отмечается 4 ноября. Многие воспринимают перенос праздничного дня с 7 ноября на 4-е как попытку переключить внимание без какого-то содержательного смысла. Безусловно, у 4 ноября есть некая историческая подоплека, но пока она остается не до конца понятой. Когда мы опрашивали людей, лишь половина могла ответить, что за праздник сейчас отмечается в ноябре. До сих пор многие говорят, что в этот день собираются отмечать годовщину Октябрьской революции. 

Конечно, если сравнивать с тем, что было в самом начале учреждения этого дня в „нулевых“, доля тех, кто знает, что это „День народного единства“, увеличилась. Но до сих пор не все понимают, какое ценностное наполнение праздник несет, и не все разделяют эти смыслы.

Как видно по регулярным замерам, россияне в качестве главных проблем называют обнищание населения, рост цен и коррупцию. Это тот общий фон, который гнетет граждан. „День народного единства“ воспринимается как праздник, символизирующий укрепление мощи страны, и когда людей спрашивают, почему вы не собираетесь его отмечать, они отвечают, что, собственно, из-за этих нерешаемых проблем и не празднуют. Речь тут идет об общем недовольстве положением дел в стране. На сегодня до половины россиян считают, что дела в стране идут в неверном направлении. Есть мнение — и оно довольно распространено, — что люди, которые нами управляют, живут в „другом мире“, не совсем относящемся к обыденной реальности россиян.

Будет ли это иметь какие-то далеко идущие последствия, говорить сложно. Феодальное общество сейчас сложиться не может — действуют другие связи, элита кооптируется снизу, несмотря на проблемы с „социальными лифтами“. Но мы дошли до такой границы разделения, перехода за которую люди уже не смогут вытерпеть — об этом говорят участившиеся социальные протесты.

Можно предположить, что в какой-то степени этот разрыв может углубиться еще больше. Но ситуация в стране и так сложилась достаточно тревожащая».

Максим Жаров, социолог, политолог:

Фото из личного архива Максима Жарова

«Если говорить о празднике, то „День народного единства“ не прижился. Социология не первый год показывает, что люди его не воспринимают. Этот праздник вводился как искусственная замена 7 ноября, и уже понятно, что эта замена не удалась.

Что касается настроений людей, которые говорят, что народного единства нет, то тут они правы. Власть в последнее время сама провоцирует такие настроения. Она фактически проводит реформы, которые работают на разъединение людей, на осознание людьми того простого факта, что ты один, государство тебе не помощник и, более того, государство стремится отобрать у гражданина любые социальные права. Постоянный приток новостей на этот счет людей все более и более в этом убеждает.

Национальной идеи нет. Более того, власть боится работать и даже думать над такой идеей, боится объединять людей на какой-то основе, потому что, повторю, проводятся реформы, которые работают на разъединение. Если одновременно с ультралиберальными реформами начинать толкать через пропагандистский аппарат, через телевидение, какую-либо национальную идею, то народ воспримет это как очередной обман, и будет только хуже. Что-то одно должно происходить: либо национальная идея должна разрабатываться властью и внедряться в сознание людей, либо вот эти реформы. Одно с другим сейчас несовместимо.

„Гаражная экономика“, которую мы видим в реальности, — это как раз яркий пример того, что люди отделились от государства, стараются как можно меньше с ним соприкасаться. Но государство сейчас распространяет „режим самозанятых“ на все регионы, о чем и было объявлено. Оно пытается и тех людей, которые живут помимо государства, каким-то образом притеснить и ограничить. И это тоже вызывает сопротивление, раздражение и негативные оценки деятельности власти. Эти процессы друг с другом соприкасаются, и на выходе получается такая социология».

Анна Очкина, руководитель Центра социального анализа ИГСО, социолог, кандидат философских наук:

Фото из личного архива Анны Очкиной

«Сам праздник „Дня народного единства“ был введен крайне необдуманно, сгоряча, я бы сказала. Никто не выяснял, насколько в действительности этот день хоть что-то значит в истории России. На самом деле — ничего не значит. Поэтому люди относятся к празднику очень скептически, никаких эмоций за ним нет. Перенос выходного дня преследовал единственную цель — убежать от 7 ноября. Поэтому дата была выбрана наобум — поближе к 7 ноября.

Россияне совершенно верно отмечают очень высокий уровень неравенства в обществе. Даже официально — децильный коэффициент 13-14 неравенства — это очень много. Но есть еще и внутрирегиональное расслоение между городом и селом, связанное с неравноценностью доступа к различным благам, с теневыми доходами или привилегиями и т. д. Поэтому именно в таких обстоятельствах сама идея народного единства представляется натянутой и даже, может, смешной.

Настроения, связанные именно с „Днем народного единства“, последствий иметь не будут. Люди так и будут ворчать и отвечать в очередной раз в опросах, что они не верят в этот праздник и никакого народного единства нет.

Смогут ли „низы“ сорганизоваться для ответа? Дело в том, что нет каких-то „низов“, у которых самих хотя бы потенциально есть единство. Общество очень стратифицировано и разделено по профессиональным и поколенческим группам. Поэтому речь идет не о том, насколько могут консолидироваться „низы“, а о том, насколько общество сможет консолидироваться вокруг общей цели социальной справедливости. Например, сможет ли общество начать поддерживать врачей, которые сейчас все больше втягиваются в борьбу с несправедливой оплатой и условиями труда, либо кого-то еще. Перспективы видятся туманными, но они есть».

Анатолий Баранов, публицист, главный редактор «ФОРУМ.мск»:

Фото Анвара Галеева

«В стране, при объективных проблемах, нарастает социальное, имущественное, классовое расслоение. Пока оно носит характер мирного нытья, но, я думаю, что этот конфликт при продолжении существующих тенденций будет неизбежно нарастать и расширяться.

В России, по последним данным, — 246 тысяч миллионеров и более 70 миллионов — 50 процентов населения — фактически нищих. Национальное богатство почти полностью принадлежит нескольким процентам населения, а подавляющему большинству граждан вообще ничего толком не принадлежит. Даже квартиры, которые когда-то были получены по приватизации в давние времена, постепенно превращаются из какого-то относительного источника благосостояния в проблему: за них надо платить все возрастающие коммунальные платежи, налоги, а сдать или продать их с выгодой сегодня уже невозможно.

Люди не слепые, они видят, что происходит. Кто-то на еде экономит, а кто-то катается по центру города на машине, стоимость которой такова, что за всю жизнь не заработать. Это реально дикая ситуация. И главное, что государство не может ее исправить в силу того, что компетентность власти, чиновников разного типа и уровня постоянно снижается. Сейчас решения принимают люди с такими пробелами даже не в образовании, а просто в общем развитии, что мне становится страшно от того, какие решения эти люди могут принять, исходя из своих представлений об устройстве мира. Я пребываю в некотором изумлении даже.

Народные массы, в свою очередь, потихоньку самоорганизовываются. У нас периодически происходят различные массовые протестные выступления. Пусть там сейчас люди говорят всякие глупости, но в основе всех этих выступлений — даже когда они относятся к условному „среднему классу“ — все равно лежит вот этот колоссальный конфликт между очень маленьким меньшинством, у которого есть все, и тем огромным большинством, у которого нет ничего».

Дмитрий Ремизов

Источник ➝

Кто не хочет рожать солдат, будет рожать рабов

Удивительно, какие поводы могут всколыхнуть «прогрессивную общественность» на массовые сетевые протесты. За какие веточки готовы цепляться люди, чтобы поднять шум. Но, чуть поразмыслив, уже не удивляешься – все на самом деле предсказуемо до зубной боли.

Некий блогер Бигильдин выдал возмущенный пост про то, как в его детском саду вывесили плакат с «окровавленными детьми», изображающими солдат Советской армии, и родителей уговаривали на детскую фотосессию в подобном стиле. Грохот поднялся такой, будто воспитанников детсада на войну отправляют.

Подключились даже федеральные каналы. На одном из них журналистка трясла этим календарем, переворачивая листы с видимым отвращением. Держала его, «как бомбу, как ежа, как бритву обоюдоострую...». Нашли и заказчика календаря (провайдер «Мастерхост»), потребовали ответа.

Руководитель отдела маркетинга компании комментировала с явным смущением, будто оправдывалась за своего руководителя, допустившего досадный промах. Потом журналистка смачно вспоминала о погибших и замученных на войне детях-героях, явно проводя параллель с их судьбой и мальчиками на фото. Государственный канал, между прочим. В департаменте образования Москвы мгновенно и так же испуганно открестились – мы ни при чем, «он сам ко мне пришел».

Что же так возмутило публику и напугало чиновников? Только давайте честно, перед собой честно. Примем к сведению не то, что говорят, а то, что на самом деле. В глубинном пласте отрицания.

Образ Победы. Образ победившего в страшной войне солдата. Именно он бесит. И с художественной точки зрения, и с профессиональной, те немногие фото, что попали в общий доступ – великолепны. Мальчишки, что «играли» для снимков – сделали это гениально. Они не войнушку изобразили. Они вошли в роль.

Ой, малышам ломают психику! Да перестаньте. В моем детстве, когда не было споров, надо ли защищать Ленинград, а за шутку «пили бы «баварское» могли просто набить морду, так вот тогда за право сняться в таком календаре мальчишки бы просто дрались. В пионерском лагере, помню, на конкурсе наш отряд под «Бухенвальдский набат» ставил сценку.На снимках настоящие воины перед лицом смертельной опасности, готовые стоять насмерть, но победить. Пацаны это почувствовали. Правильные пацаны. Наши. Мужики, хоть и маленькие. И это пробирает до печенок. А некоторых – пугает до чертиков. Они не хотят, чтобы наши мальчишки могли так смотреть. Потому что тогда они проиграли.

Были там и окровавленные бинты, и прочие вещи, от которых нынешних «возмущенных родителей» просто разорвало бы. Никому это психику не повредило. Зато нравственные ориентиры «хорошо-плохо» не были расшатанными. И не возникало вопросов – а надо ли было?

«Не хочу солдат рожать!» – стонала одна кликуша. Не хочешь рожать солдат – будешь рожать рабов. Или есть планы, случись что, на другую сторону переметнуться? Так там тоже солдаты нужны.

В одной из дискуссий человек с пылом восклицал – а календарь с детьми у станков слабо было сделать? Ну, во-первых, вопрос надо адресовать самому вопрошающему. Если вы считаете, что это нужно сделать, что вас останавливает?

А во-вторых, и это гораздо важнее, налицо примитивная и одновременно подленькая манипуляция. Вопрошающий легким шулерским мановением руки противопоставляет тех, кто воевал, с теми, кто ковал победу в тылу. Следите за руками. Вы заказали плакат с детьми-воинами, но не заказали с детьми у станков, значит, вы не уважаете детей у станков. Вы говорите: да нет, я уважаю – и вы уже оправдываетесь. До того примитивно, что часто работает. А главное, возникает ощущение, что эти люди – воевавшие и работавшие – по разные стороны баррикад. Что манипулятору и требовалось.

Ровно по такому же методу работали манипуляторы, запуская проект «Бессмертный барак». Ведь запустили его не просто так. Его запустили в противовес «Бессмертному полку». У вас «полк», а у нас будет «барак», который против «полка». Чувствуете вектор мысли? Те, кто в «бараке», против тех, кто в «полку». Вот только гложет меня ощущение, что если бы те, кто сгинул в реальных бараках ГУЛАГа, узнали, что эти манипуляторы подстроили так, чтобы их считали противниками тех, кто костьми ложился на поле боя против захватчиков, они бы их своими собственными лагерными руками передушили.

Из той же оперы предложения «поскорбеть» в День Победы. Опять вроде как хитро, а на самом деле тупо в лоб, попытка подменить понятия и противопоставить победителей и жертв войны, а заодно подсадить в мозг «жучка», который будет разъедать – об этой Победе нужно скорбеть. Нет уж, дорогуши, скорбим мы о своих павших. А Победу мы праздновали и будем праздновать. Со слезами на глазах, но праздновать.

И чем ближе День Победы, тем таких манипуляций будет больше и больше. «Им» и этот день, и то, что он нас объединяет, страшнее коронавируса. Крепитесь, будут бить все сильнее. Надо держать удар.

А возвращаясь к календарю, хочу сказать вот что. Календарь вышел «подарочным» тиражом 500 экземпляров. Для своих, одним словом. Но если в «Мастерхосте» не дураки сидят, им сейчас самое время увеличить тираж раз эдак в сто. Разойдется влет. Я бы взял.

Популярное в

))}
Loading...
наверх