Леонид Гозман: На этих президентских выборах выиграют все

Почему кандидатам в президенты не нужны голоса избирателей

Одна из странностей президентской кампании в том, что кандидаты не пытаются завоевать новых избирателей. Просто в этой беспроигрышной лотерее разыгрывается не только пост президента — в ней много других призов

Владимир Путин выигрывает потому, что подтверждает позицию безальтернативного национального лидера. Результаты плебисцита 18 марта, вне всякого сомнения, будут достаточно убедительными. Если вдруг возникнут проблемы с явкой, ее подкорректируют. В целом, по итогам 18 марта можно будет, при желании, говорить о необходимости конституционных изменений, с тем чтобы обеспечить Путину пожизненную власть.

Алексей Навальный, хоть его фамилии и не будет в бюллетене, тоже выигрывает. Он закрепляется в роли единственного настоящего оппозиционера. Кремль ему в этом немало поспособствовал. Не допущенный к выборам, он может говорить, что все не участвовавшие — его электорат: он же призывал к бойкоту! Кроме того, его сторонники, как и в целом люди, не симпатизирующие Путину, смогут приписывать ему любой уровень поддержки в стране, даже многократно превышающий реально имеющийся.

Павел Грудинин имеет шанс возглавить КПРФ и стать в 2021 году уважаемым лидером крупной парламентской фракции. Что там на самом деле происходит в его Совхозе имени аж самого Ленина, мало кому известно, но образ лишь слегка идеологизированного эффективного хозяйственника может устроить и традиционный электорат КПРФ, и значительное число людей социал-демократической ориентации. Это выгодно и Зюганову, чтобы уйти без позора, и КПРФ как институции, да и Кремлю: очевидно, что Грудинин не менее управляем, чем Зюганов, но значительно эффективнее, чем тот, будет предотвращать появление чего-нибудь оппозиционно-коммунистического.

Если Собчак позже пройдет в Думу — а почему бы и нет? — то особых хлопот с ней у Администрации не возникнет. Фрондерство, конечно, возможно, но по серьезным вопросам дисциплина будет соблюдаться

Ксения Собчак становится единственным разрешенным либералом и сможет претендовать на лидерство в либеральной партии, которую сама же и создаст. Вне зависимости от того, поверила ли она, действительно, в свою миссию или просто цинично и холодно делает деньги и карьеру, это полностью соответствует интересам Кремля. Во-первых, партия Ксении Собчак всегда будет слабой. Дело не только в ее антирейтинге, но и в том, что она никогда не станет своей для значительной части российской интеллигенции. Во-вторых, это будет абсолютно управляемая партия. И если она пройдет в Думу — а почему бы и нет? — то особых хлопот с ней у Администрации не возникнет. Фрондерство, конечно, возможно, но по серьезным вопросам дисциплина будет соблюдаться. Да и для отношений с Западом — не вечно же воевать? — полезно. В-третьих, само наличие такой партии будет препятствовать консолидации либеральных сил, а это, с учетом неизбежной политической турбулентности последнего срока, крайне важная для властей задача. Полагаю, именно поэтому Администрация не просто сквозь пальцы смотрит на диссидентские эскапады Ксении Анатольевны, но предоставляет для них всероссийскую трибуну.

Что дадут Бабурину и Сурайкину, не знаю, но думаю, не обидят. В Кремле люди с понятиями

Григорий Явлинский, скорее всего, не получит ничего. Но он сохранит впечатление о себе как о единственном последовательном политике, как о принципиальном и порядочном человеке. И хотя его по-прежнему будут обвинять в неэффективности, напоминать о недоговороспособности и прочем, моральный выигрыш несомненен.

Выигрыши Титова, Жириновского, Бабурина и Сурайкина будут менее крупными. Титов, согласившись на участие в кампании, уже продемонстрировал готовность выполнять любое поручение руководства. Наверное, это позволит сохранить пост, а может быть, и получить другой, более значимый. Жириновский уже сильно немолодой человек, ему не нужны новые посты. Он получил, наверное, гарантии личной политической безопасности: партию сохранят, самого сделают каким-нибудь пожизненным сенатором, да и денег вроде уже подбросили. Что дадут Бабурину и Сурайкину, не знаю, но думаю, не обидят. В Кремле люди с понятиями.

Во всей этой конструкции, правда, проигрывает страна. Но архитекторы кампании, наверное, с этим тезисом не согласятся.

Источник ➝