Последние комментарии

  • sobirov.34@mail.ru Sobirov19 апреля, 6:14
    НАКОНЕЦ ЭСТОНИЯ ЗА УМ ВЗЯЛАСЬ! ДАВНО НАДО БЫЛО ТАК!Президент Эстонии позвала Путина в гости
  • Галина Чемарина19 апреля, 5:44
    Да потому-что весь мир окутан щупальцами империализма в котором 3% населения владеют 89% ресурсами земного шара.Они ч...Неужели вам действительно непонятно, почему популярность Сталина растет и, похоже, продолжит расти?  Отгадка-то всего в два слова
  • barnaul_Сергей19 апреля, 5:34
    Печеньки западные кончаются, а кушать хочется.Президент Эстонии позвала Путина в гости

Росстат сбился со счета? Почему статистическим данным уже никто не верит

 
Росстат сбился со счета?

Росстат не раз удивлял россиян неожиданными цифрами. Так, например, в июне 2018 года ведомство пересмотрело данные по российской промышленности и получилось, что она не стагнирует, а напротив, растет. В октябре реальные доходы россиян выросли впервые с июля этого года. Тут цифры Росстата вызвали уже настоящую полемику в политических кругах и серьезно разошлись с мнением ученых…

 

А недавно прогнозы Росстата не устроили вице-премьера Татьяну Голикову, которая на Гайдаровского форуме заявила, что уже совсем скоро, в 2023-2024 годах негативная демографическая ситуация изменится к лучшему. Разногласия в оценках побудили парламентария Олега Шеина написать запрос на имя вице-премьера с просьбой разъяснить: почему ее слова расходятся с официальным прогнозом Росстата?

 

 

В народе давно сложилась поговорка: статистика – лукавая вещь. Но почему лукавая? Ведь Росстат считает по выверенной и утвержденной правительством методике. Отчего же тогда выдаваемые им цифры вызывают сомнения не только у обывателей, ученых, но и у самих чиновников, которые, собственно, эту методику и утверждали?

 

Почему по одним отчетам Росстата выходит, что реальные располагаемые денежные доходы граждан России упали в 2018 году на 0.2%, а по другим – наоборот, выросли на 0,3%? Разобраться в хитросплетении цифр бывает непросто даже министрам, не то что простым обывателям.

В данном случае падение доходов получается, если учитывать единовременную выплату в 5000 рублей, которую получили пенсионеры в 2017 году. Но так считать не слишком корректно, все-таки это разовая выплата. А без ее учета доходы в 2018 году по сравнению с 2017 годом пусть на мизер, но выросли. За этот мизер и ухватились чиновники в своих отчетах, а предыдущую цифру попросту проигнорировали.

Подобные вопросы возникают и по росту реальной (среднемесячной начисленной) зарплаты работников организаций. Если следовать тому же источнику, то в 2018 году заработки поднялись на 6,8%, а доход подтянулся лишь на 0,3%. Как это понимать?

Да очень просто. Оказывается, по методике расчетов, доход считается в три этапа: :предварительная оценка выдается 15 марта (она строится на оперативных, месячных, данных), уточненная – 29 апреля (с учетом годовых корректировок оборота розничной торговли и платных услуг), и окончательная – 29 декабря, в которую собирается все на свете – от обязательных платежей и разнообразных взносов до покупки ценных бумаг, иностранной валюты, недвижимости, задолженности по кредитам и многое другое).    

Наиболее точные данные доходов по всем показателям выстраиваются только к концу года. А весной, летом и осенью дается лишь очень приблизительная оценка того, что среднестатистический россиянин ест, пьет, хранит в банках или под подушкой.  Вот почему один, ранний, прогноз противоречит другому, более позднему.

 

Конечно, чиновникам хочется, чтобы в цифрах все было гладко, чтобы общая картина показывала, что они хорошо работают, и решения, которые принимаются на верху, единственно верные и правильные. Но простые люди так не считают.

Одну из причин расхождения статистических данных с министерскими расчетами премьер-министр Антон Силуанов увидел в устаревших технологиях и инструментах, которые до сих пор использует в своей работе это важнейшее ведомство.

Росстат должен изменить методику определения реальных доходов населения, ибо сейчас, по оценке Силуанова, качество подсчета этого показателя «ужасно».  Вместо того, чтобы брать сведения у Федеральной налоговой службы, имеющей всю информацию о розничных продажах, здесь «вручную» собирают сведения о цене продуктов, входящих в потребительскую корзину и также «вручную», как выразился вице-премьер, производит подсчеты.

На архаичность информационной базы посетовал и представитель науки, проректор НИУ ВШЭ Андрей Жулин. Сведения, которыми располагает служба статистики, приводят к тому, что ведомства постоянно манипулируют методиками расчета целевых показателей, а это, в свою очередь, заканчивается тем, что намеченные показатели достигаются исключительно «на бумаге».

 

Большие данные

 

На сегодня существуют 133 формы статотчетности, в которых трудно разобраться рядовому бухгалтеру. Чтобы их заполнять, приходится брать в штат дополнительных сотрудников. Совокупные издержки на сбор информации и всевозможные статистические отчеты только бюджетных организаций и органов управления в социальной сфере, как подсчитал ученый, каждый год зашкаливают за 66 млрд рублей.

 

 

При этом каждое министерство считает по-своему, данные Росстата лишь принимают к сведению. Так может Росстат и вовсе не нужен? Ведь сегодня мы живем в окружении так называемых «больших данных», которые производятся без участия человека.

 

К ним можно отнести, например, телефонные звонки, геоданные, сведения Пенсионного фонда, Центробанка, Казначейства, Федеральной налоговой службы и многие другие.

«Системы “больших данных” скоро дойдут до того, что ни статистика, ни социология будут не нужны. Мы сможем получать данные из массивов звонков, GPS трекинга и других массивов. Поэтому большой вопрос, нужно ли заниматься традиционной статистикой?», –  предрекает ректор НИУ ВШЭ Ярослав Кузьминов.

Бывший руководитель Росстата Александр Суринов с такой постановкой вопроса не согласен. «Большие данные», по его словам,  действительно серьезный вызов для статистической службы, «глупо его не замечать», но «говорить, что мы готовы их использовать и что статистика сама по себе изжила себя, преждевременно».

Похоже, пришло время переходить к единой, интегрированной, распределенной модели сбора, обработки, хранения, предоставления и распространения статистических, отчетных и административных данных.

Реорганизовать системы сбора, обработки, анализа и представления статистических данных, сформировать систему эффективного взаимодействия с пользователями статистической информации. Для этого потребуется  создание Единого реестра объектов наблюдения на базе модернизированного Статистического регистра Росстата.

 

В королевстве кривых зеркал

 

Может, тогда не будет возникать вопросов по оценке национального богатства и всплывет много любопытного? Мы узнаем, наконец, сколько наших заводов и фабрик принадлежат не нам, и кто ими правит из-за рубежа. А пока, как однажды заметил директор НИИ статистики, доктор экономических наук, профессор Василий Симчера, отчитываются у нас только о первом уровне собственников, мы живем в королевстве кривых зеркал.

 

 

Когда чиновники говорят, что средняя зарплата по стране приближается к сорока тысячам рублей, у многих, как говорится, уши вянут. Для большей справедливости Василий Симчера предлагает считать средние зарплаты отдельно от доходов богатых.

 

 

Тогда бы получившиеся в итоге цифры менее шокировали публику. Если «вычистить» наши зарплаты, исключить многомиллионные «зарплаты» наших олигархов и других самых богатых слоев населения и дивиденды иностранных бенефициаров и при этом добавить доходы, которые люди получают в результате интенсивного труда и переработок, зарплату в конвертах и ряд других позиций, то получилось бы всего 14–15 тысяч на человека. Такие цифры убили бы миф о росте уровня жизни.

Для большей ясности, по мнению ученого, и нашу инфляцию следовало бы разложить по полочкам. Выделить из одной общей цифры коэффициент для самых бедных, которые беднеют и богатых, которые, несмотря на кризис, богатеют. Тогда общая реальная инфляция для зажиточного класса населения окажется меньше, для среднего – больше, а для бедных еще больше.

Статистические данные и раньше вызывали немало сомнений у руководства страны. В 2013 году в Россию пригласили главного статистика Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) Мартин Дюран и попросили ее взглянуть на работу Росстата с точки зрения европейских стандартов.  Госпожа Дюран оценила положение дел как позитивное, но при этом заметила, что нужно еще многое сделать «для расширения охвата, своевременности и увеличения сопоставимости с международной статистикой».

Но когда в нашу систему учета статистических данных, выстроенную еще в советское время, попытались внедрить западную методологию, дело не пошло, потому что у нас экономика организована совершенно по-другому, чем за границей. Мы многого просто не учитываем, потому что не знаем. И не только потому, что некоторые данные закрыты и практически недоступны для оценки. Например, предприятия, численность которых не превышает 100 человек, статистика вообще не учитывает, а деятельность малого бизнеса оценивается раз в год.

Наш Росстат затрудняется посчитать добавленную стоимость внутри страны в условиях аутстаффинга («перенайма») и аутсорсинга (аренды специалистов сторонних компаний), а также «бесфабричного» производства.

 Сегодня никто не может точно сказать, сколько людей  проживает на просторах России. Даже в местных администрациях часто затрудняются сказать, сколько жителей постоянно обитают у них в том или ином поселке или районе, а сколько временно, приезжают в загородные дома только летом и в выходные. Не поддается учету число приезжих и проживающих без регистрации.

 

По оценкам ученых, реальная численность населения России может колебаться от 120 до 160 млн человек, тем не менее, на цифрах 141–145 млн человек строится вся демографическая политика.  

 

Ничего удивительного в этом нет, ибо перепись у нас носит не обязательный, а добровольный характер, а значит в ней можно и не участвовать. То же самое с учетом поголовья домашних животных в поселениях. Например, официально поголовье лошадей – 8 тысяч голов, неофициально –  вдвое больше. 

Получить четкую картину, чем занимается население, тоже не получается. Статистика по безработице ведется по числу зарегистрированных на бирже труда. Но регистрация на бирже вовсе не означает отсутствия доходов у человека, она говорит лишь о получении им определенного социального статуса.

Обследовать работающее население тоже непросто: примерно 25 млн человек работают «в серую» – разработчики ПО, дизайнеры, журналисты, художники, массажисты, парикмахеры, няни, портные, водители, строители, курьеры и так далее. Этих предпринимателей и фрилансеров государство «не видит». А это, между прочим, 25 млн. человек – почти треть всех граждан в трудоспособном возрасте.

 

«Правильные» цифры

 

Молодой министр захотел видеть во главе Росстата молодого амбициозного управленца. Выбор пал на Павла Малкова, директора департамента госуправления Минэкономразвития.

Приход нового руководителя обозначился правильными цифрами. На днях Росстат сообщил о рекордном за шесть лет росте ВВП, переплюнув прогнозы Минэкономразвития и Центрального Банка России. Оказывается, в 2018 году ВВП поднялся на 2,3 процента. Из других источников мы узнаем, что в стране открылось 53 крупных предприятия (с инвестициями более 1 млрд рублей, самый крупный проект «КуйбышевАзот» по производству аммиака стоимостью 20 млрд рублей), 31 предприятие агропрома.

Выходит, мы на правильном пути? Ведь, оказывается, в первую очередь, строятся базовые производства, являющиеся основой промышленности.

Да, проблем еще немало, рост ВВП пока скромный, а рост доходов еще скромней. Но в условиях санкций и не самых высоких цен на нефть, согласитесь, такая статистика внушает, пусть и осторожный, но оптимизм.  

Рост российской экономики отметили и эксперты Всемирного банка: в рейтинге Doing Business наша страна за год поднялась с 35-го на 31-е место, хотя в 2012 году была лишь на 120-ом. В 2018-м Россия поставила абсолютный рекорд по добыче нефти и рекорд по экспорту газа в Европу. Помимо углеводородов мы экспортировали в 2018 году и рекордные объемы зерна. Из-за российской пшеницы американские фермеры нынче несут существенные потери.

Но есть и грустные цифры. У нас десятилетиями не обрабатывается почти 45 миллионов гектаров земли, цена гектара каждый год падает. У нас вкладывают в человеческий капитал в среднем в четыре раза меньше, чем в странах Евросоюза.

И эти цифры все время понижаются. При СССР на развитие человека  приходилось суммарно 30–33% всего бюджета (кроме образования и медицины, деньги шли в науку и спорт). Сейчас на все это тратится в три раза меньше.

 

Согласно новому майскому указу президента, к 2024 году Россия должна войти в пятерку крупнейших экономик мира. Пока, по прогнозам, такая перспектива не просматривается.

 

Но какие бы методы расчета и сбора данных ни придумывали, важно, чтобы они не искажали действительность. Система управления официальной информацией должна быть такой, чтобы она в первую очередь отвечала государственным интересам, а не чьим-то политическим или сугубо ведомственным амбициям. Чтобы официальная статистика не запутывала, не уводила от реальности, а, наоборот, помогала вскрывать проблемы и решать их не в виртуальной реальности, а  в повседневной жизни подручными нашей экономике средствами.  

Источник ➝

Популярное

))}
Loading...
наверх